Александр Потоцкий (sandr_87) wrote in adventure_guild,
Александр Потоцкий
sandr_87
adventure_guild

Берег Маклая 140 лет спустя


Дети с того самого Берега Маклая

В сентябре 2011 года  исполнится 140 лет с того дня, как молодой учёный Николай Николаевич Миклухо-Маклай высадился в Новой Гвинее близ деревни Бонгу. Команда корвета "Витязь" построила ему здесь хижину и оставила  на берегу один на один с племенами местных аборигенов. 15 месяцев Николай Николаевич провёл среди них. Его дневники стали первым в истории подробным описанием быта и обычаев обитателей малоизученного острова. Существует ли по сей день деревня Бонгу? Если да, то как она изменилась за последние полтора века? И чем теперь живут её аборигены в условиях современного мира? Ответы на эти и многие другие вопросы можно найти, совершив путешествие к Берегу Маклая, который находится на северном побережье независимого государства Папуа-Новая Гвинея.


Путешествие в прошлое
Солнце только-только встало, а жители Бонгу уже на ногах. Женщины, согнувшись в три погибели, подметают землю, а на кострах закипают котелки. Мужчины тем временем прохлаждаются на террасах своих традиционных хижин и курят брус (прим автора. местный табак). Среди них Багун Сет, двадцати восьми летний учитель и отец троих детей.

- Приезжали к нам русские недавно, Андрей и Настя. В августе этого года 2010-го. Неделю у меня гостили, - поведал Багун, - они к памятнику ходили. Андрей какие-то свои исследования проводил. Он студент исторического факультета МГУ. А так кроме вас никого из России у нас и не было с 70-х годов (прим. автора. В 70-х в Бонгу приходило два российских судна.)

Во время разговора на террасу поднялась жена Багуна, Мина, скромная женщина с коротко стриженными волосами. Она принесла бананы, сваренные в кокосовом молоке, жаренную рыбу,  горячий чай и молча удалилась. Женщины в Бонгу не вмешиваются в дела мужчин и всегда остаются в стороне. В Папуа-Новой Гвинее по сей день сохранился обычай, когда жених платит налог родственникам невесты. На побережье сумма этого налога не превышает 3.000-5.000 кин (прим. автора. 3.000 папуасских кин приблизительно равны 1.000 долларам США). В горных же провинциях сумма может быть в 10-15 раз выше. Поэтому к женщинам в обществе порой относятся как к собственности.

 - Вот видишь того свина? Это Кабол, - обратил мое внимание Багун на упитанную свинью с чёрной шерстью, которая вдруг ретировалась, спасаясь от домашних собак, - когда-то я купил свинью с пятью поросятами. Свинью кто-то убил, а вот поросята остались. Кабол один из них. Он пойдёт налогом за мою жену.

Когда на тарелках не осталось бананов, на террасу вернулась Мина.

- Извините, - произнесла жена. Она собрала посуду и удалилась с видом покорной рабыни,  не сказав больше не слова. Дел у Мины каждый день полно. Ей нужно собрать дрова, нарубить их, развести костёр, приготовить обед и ужин, постирать одежду, сходить на рынок...

Тем временем с пляжа прибежал нагой Фэбиен с петушиным пером прикреплённым к затылку. Он гордость своего отца. Единственный сын. Остальные два ребёнка это дочки. Они родились первыми.
 
- Ему всего два года, а носится как пятилетний пацан, - впервые за время разговора на лице Багуна просияла улыбка.


Дома в Бонгу строят на сваях

Папуа-Новая Гвинея это страна, где земля принадлежит не государству, а людям. Если быть точным, то кланам. В Бонгу, например, их четыре: Канилу, Булигу, Гомблом, Сураму или Румбау (прим. автора. основные кланы включают в себя ещё подкланы). У каждого клана есть свой лидер или старейшина. Когда в деревне образуется новая семья, ей выделяют землю под дом и плантации. За это не взимается никакая плата или налог. И права на землю, она может передаваться по наследству, имеют только мужчины. Поэтому в каждой семье обязательно должен быть сын.

Огороды в Бонгу обеспечивают семье не только пропитание, это ещё и заработок. Благодаря немцам местные жители научились выращивать какао. Они собирают зёрна, сушат их в самодельных печах, пакуют в мешки и отвозят в город Маданг на продажу. Вырученные деньги пойдут на школьные сборы, одежду и такие мелочи как сахар, соль, кофе, рис. Поэтому в полдень деревня пустеет. Все отправляются на плантации. И мужчины и женщины. Помимо какао местные жители ещё изготавливают копру (прим. автора. копра - сушёная мякоть кокоса), которая тоже в цене.


Копра - сушёная мякоть кокоса

Дома в деревне, как и везде на побережье Папуа-Новой Гвинеи, строят на сваях. Все стройматериалы добывают прямо в джунглях. В ход идут саговые и чёрные пальмы. На свою хижину Багун Сет потратил восемь месяцев работы. Она прослужит ему лет семь-восемь. Потом ее даже не будут ремонтировать. Снесут и построят новую. Благо стройматериалов в джунглях предостаточно.

Приблизился вечер и предзакатное солнце своими лучами озарило берега Залива Астролябия. Женщины,  опять согнувшись, подметали землю, а на кострах закипали котелки с ужином. Мужчины вернулись на свои террасы и закурили брус. Когда, наконец стемнеет, люди соберутся вместе и начнут рассказывать истории о далёких предках, межплеменных войнах, грандиозных охотах, чужестранцах и человеке с луны...

Человек с луны
Сегодня деревня Гумбу состоит всего лишь из пары десятков домов, которые являются частью Бонгу. И расположена деревня теперь не на своём прежнем месте. После Миклухо-Маклая в Заливе Астролябия высадились немцы. Они прогнали местных жителей, чтобы использовать их землю под свои плантации какао. С тех самых дней аборигены Гумбу переселились на новое место.


Галупи рассказывает историю о Человеке с Луны

Пожилой папуас с густой бородой, уставшими глазами и голым торсом аккуратно устроился на канистре. Из одежды на нём одни шорты. Галупи Муар, так его зовут, завернул брус в обрывок австралийской газеты и закурил от уголька, который ему принесли прямо из костра. Выдержав паузу, он выпустил дым из лёгких и заговорил. Заговорил на языке Бонгу. Он начал историю о том, кто известен в этих краях как человек с луны, тамо рус или просто Маклай. Вокруг Галупи полукругом расселась молодёжь, которая слушала старика, не перебивая с открытыми ртами.  Когда Галупи закончил своё повествование, молодой парень Раук, который сносно владел английским, перехватил эстафету и стал переводить прозвучавший рассказ:

- Когда Маклай впервые пришёл в эту деревню, наши предки встретили его враждебно. Они кричали, сотрясая воздух оружием, и даже выпустили в него несколько стрел. Одна из них пролетела прямо рядом с его ухом, - при этих словах Раук продемонстрировал рукой насколько близко пронеслась стрела, - но Маклай не испугался, не показал страха. Он молча достал своё ружьё и застрелил свинью, которая пробегала мимо. Ужас овладел нашими предками, и бросились они в рассыпную. С того самого дня мужчины Гумбу научились уважать Маклая.

У аборигенов Новой Гвинеи, которые говорят на семистах языках, никогда не было своей письменности. В связи с этим здесь был распространён обычай передавать истории из уст в уста из поколения в поколение. Такой способ не всегда был надёжным. Во-первых, истории мог переврать кто угодно и как угодно. Во-вторых, терялись детали. В-третьих, история могла погибнуть вместе с её носителем. Вот и сейчас, если обратиться к дневникам Николая Николаевича, легко можно найти не соответствия с рассказом Галупи Муара. В тот день, 1-го октября, аборигены действительно встретили учёного враждебно. Но у него не было при себе ружья. Он оставил его в своей хижине, потому что боялся ненароком им воспользоваться и тем самым испортить отношение с местными жителями. 
 
В своих дневниках Николай Николаевич написал:

«Отправляясь, я остановился перед дилеммою: брать или не брать револьвер? Я, разумеется, не знал, какого рода прием меня ожидает в деревне, но, подумав, пришел к заключению, что этого рода инструмент никак не может принести значительной пользы моему предприятию. Мне кажется, что заранее человек не может быть уверен, как он поступит в каком-нибудь дотоле не испытанном им случае. Я не уверен, как я, имея револьвер у пояса, отнесусь, например, сегодня, если туземцы в деревне начнут обращаться со мною неподходящим образом, смогу ли я остаться совершенно спокойным и индифферентным на все любезности папуасов. Но я убежден, что какая-нибудь пуля, пущенная некстати, может сделать достижение доверия туземцев невозможным, т. е. совершенно разрушить все шансы на успех предприятия».


Аборигенка Гумбу

Сегодня в Заливе Астролябия легенда о человеке с луны где-то приукрашена, где-то искажена, но ведь главное что помнят там, на Краю Света нашего выдающегося соотечественника! И старики с радостью поведают гостю не одну, а с десяток таких вот удивительных историй.

Что угрожает Берегу Маклая? Как отмечали аборигены Бонгу Новый Год? И что за памятник стоит на берегу Залива Астролябия? Об этом читайте в заключительной части репортажа.
Tags: Александр Потоцкий
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments