eto_kajuri (eto_kajuri) wrote in adventure_guild,
eto_kajuri
eto_kajuri
adventure_guild

Ver thik, her ek kom!

Ver thik, her ek kom!
Берегись, я иду!

  Боевой клич викингов.

Слухами земля полнится. Наивный юношеский максимализм позволяет верить этим слухам. Ну а шило в известном месте заставляет их проверять лично.Именно этот мотив и погнал нас в Ленинградскую область, Выборгский район, поселение Свенгард - где-то про него что-то писали, где-то что-то говорили... Ничего конкретного, но от того еще привлекательнее. Что мы знали о Свенгарде до поездки? Что когда-то собрались под Выборгом энтузиасты, и взяли да поставили в лесу заставу викингов. Причем ладно бы просто поставили, так еще и жить там стали, да еще точно так, как эти самые викинги в Х веке! Естественным казалось и то, что вокруг Свенгарда должны кучковаться все «близкие по духу» - реконструкторы, ролевики, язычники, историки... Немного портила впечатление эдакой вольницы только строчка с официального сайта: «Стоимость посещения - 350 руб.» Впрочем, наш опыт говорил о том, что в этом нет ничего страшного, коммерция не всегда убивает энтузиазм.
Забегая вперёд, скажу, что ошибались мы во всём, кроме последнего.

Итак, первая электричка с Финляндского вокзала довезла нас до Выборга. Дальше нужно было ехать автобусом; мы в него сели и я начал объяснять водителю: мол, нам до развилки, после памятника, перед поворотом... На полуслове был оборван: «К викингам, что ли? Полтинник». Вот так первый раз мы убедились в реальности Свенгарда.





Автобус высадил нас в негустом лесу; к счастью, уже рассвело, и мы углядели столб с надписью кириллицей, рунами и латиницей: SVENGARDR. Там, куда указывала прибитая к столбу доска, в лесу виднелись несколько приземистых деревянных строений, обнесенных бревенчатым частоколом. Подойдя поближе, мы убедились, что тленное дыхание цивилизации не коснулось этих мест: ни двери с модным "welcome", ни таблички «часы работы» - просто частокол и закрытые ворота (причем не в сторону дороги, а вбок). У этих-то ворот нас и остановил чей-то оклик. Оборачиваемся. Кутающийся в поношеную одежду, явно только что проснувшийся, но тем не менее доброжелательный человек поинтересовался, а какого, собственно, лешего мы тут делаем в такую рань. «А мы... эта... любопытствующие... приехали...» «Ладно, пошли чаю попьём, там и поговорим». Нас провели внутрь частокола и усадили за общий стол. Следующий час очень живо напомнил атмосферу просыпающегося палаточного лагеря: «Всем привет! Где моя чашка? Ле-е-ен, чайник кипит! Доброе... ыыаауыуа... утро... Дайте ножик, колбасу порежу. Костя, хорош спать! Где-то у нас вчера была сгущенка...» Отличие от лагеря было в людях. Большая часть выглядела вполне современно - так бывают одеты опытные походники: свитера, комбинезоны; но некоторые (в основном девушки) появлялись перед нами в чуднЫх нарядах, опознанных нами как «аутентичные». Но и те и другие довольно скоро сменили или дополнили свои костюмы всяческими кафтанами, шароварами, амулетами; у всех на поясах «тысяча мелочей» (ножи, кошельки, стаканы), у некоторых даже мечи.

После завтрака нас отправили в жилую избу — дожидаться туристов, чтобы с ними послушать экскурсию; ну и чтоб глаза не мозолили честным людям. Туда, кстати, туристов не пускают, то есть мы, из-за нашего раннего прихода, были не «баранами-туристами», а хоть и незваными, но всё же гостями. Когда глаза привыкли к полумраку (одна свеча на двадцать квадратных метров), мы увидели картину, которая, как мы потом поняли, была характерна для всего Свенгарда; более того, очень точно передавала царящий там дух. Картина эта — перекладина для одежды (типа вешалки) с висящими на ней рядом махровым банным полотенцем и стальной кольчугой.



Здесь отвлекусь и попробую описать этот самый дух. Основа быта Свенгарда — это сочетание историчности и современности; точнее даже игры и удобства. Например, кузнецу нравится, когда на боку висит меч — он его и носит, но под сыромятным доспехом одет вполне обычный свитер. Или свеча в избе — да, под потолком есть лампочка Ильича, но со свечой-то интереснее, вот лампочку и не включают. В кожаном кошеле на поясе вполне может лежать мобильник. Насколько можно судить, нет никаких жестких правил поведения, одежды или речи; просто всем обитателям нравится «играть в викингов», хотя это не мешает им быть в курсе последних новостей и свежих идиом, они не фанатики-затворники. Только надо уточнить, что игра эта не такая, как у ролевиков: «ну, я, типа, друид». Все элементы, претедующие на историчность, ею и обладают. Приезжавшие археологи высказались примерно так: то, что мы, учёные, знаем, вы воссоздали один в один; то, чего мы не знаем, оставьте как есть, наверное, так оно и было, раз вам удобно.
Вообще можно сказать, что у этих людей есть все условия для счастья. У них даже не «хобби - это работа, а работа - это хобби», у них хобби — это жизнь.



Вернёмся к нашим баранам, а именно в избу. Это помещение без окон высотой метр восемьдесят, примерно пять на чеыре метра, бОльшую часть которого занимают полати, разделённые перегородками и завесами из «бытовых тряпок» - куртки там всякие, кольчуги. Шкафов-то нет, так что это всё и так надо куда-то пристраивать. Перегородками они разделены на четыре двуспальных «кровати», каждая из которых отделена от общего помещения завесой. Таким образом, в избе может жить восемь человек, включая ярла Свена - основателя, командира и вообще отца родного всея Свенгарда. Обогревается печкой, освещается свечкой — всё просто и незатейливо. Из мебели — низкий стол и две скамеечки; все личные вещи либо свалены под лавками, либо развешаны по стенам.
Кроме этой избы есть вторая, гостевая; там мы не были, но вряд ли она принципиально чем-то отличается.

Через некоторое время нас ввиду уборки из избы выгнали, и мы стали изучать крепость, окрестности и обитателей. Как выяснилось, круглый год там там живёт шесть человек, и постоянно есть кто-то из гостей. Сейчас, например, гостей аж шестеро, и это считается много. Гости — это чьи-то знакомые. Или не знакомые - людям там всегда рады, особенно их рабочим рукам. В основном туда приезжают из Выборга и Петербурга (когда мы говорили, что 35 часов ехали к ним из Москвы, удивлялись и спрашивали, как там президент), но есть и исключения. Кузнец (на самом деле подмастерье, но сам кузнец в отъезде, так что вроде как и.о.), например, из Сыктывкара.
Окрестности мы изучали недолго — хозяйственный ярл определил нас в помощники Константину, сооружавшему лабиринт. Константин, насколько можно судить — один из основателей; он же проводит экскурсии и отвечает за связи с общественностью, благо язык подвешен на зависть. Совместный труд, как говорил кот Матроскин, объединяет. Ощутили это на себе. Пока мы с Константином расчищали и расчерчивали место под лабиринт, я вытянул из него уйму любопытных сведений. Пересказывать разговор не имеет смысла, так что приведу его в форме эдакого ЧаВО:

 - Что вас объединяет?
 - Хм... Забор! (смеётся) Интерес к истории, пожалуй.

 - Как вы себя называете?
 - А никак. Просто «мы».

 - Давно это всё длится?
 - Четыре года.

 - Вы историки?
 - Любители. Единственный историк — гость, студент истфака.

 - Зачем вы всё это делаете?
 - Хочется дать людям сказку. И самим в ней жить.

 - Насколько всё это исторично?
 - Насколько возможно. Перед постройкой полтора или два года советовались со всеми видными историками, занимающимися этим временем. Так что заставы викингов в X-XI веках выглядели именно так.

 - Какие у вас отношения с ролевиками, реконстукторами, учеными?
 - Ролевиков не любим мы: мечи из текстолита, доспехи из фанеры — тьфу! Реконструкторы не любят нас: каждая их группа мнит себя пупом земли и хочет сделать то, что делаем мы; но мы-то это уже сделали. Ученые от нас вообще в шоке: они не понимают, как можно «жить в истории»; для них история в манускриптах и осколках керамики.

 - Как у вас с религией?
 - Свободно. Празднуем основные годовые языческие праздники; на свой лад, как умеем.
Прим. авт.: Почти у всех на груди висит молот Тора. Впрочем, это можно отнести к антуражу.

 - А за чей, как говориться, счёт весь банкет?
 - Экскурсии, корпоративы, сувениры. Есть даже турфирма, которая с нами работает.
Прим. авт.: Они явно не бедствуют в этом плане. Когда потом речь зашла о том, что было бы неплохо перейти на самообеспечение электричеством (просто так, ради интереса) и поставить для этого микроГЭС на ручье, проскользнула фраза «Ну, тысяч двести-то мы найдём легко»

 - Много бывает туристов?
 - Когда как, по сезону. Этим летом как-то раз человек триста набралось разом, но это исключение.

 - Не скучно вам тут?
 - Ничуть. Из лука стреляем, на мечах бьёмся, песни поём вечерами. Зимой на лыжах катаемся (под луной особенно хорошо), летом на лошади скачем. Работа тоже много времени отнимает, хоть это в основном и уборка.

 - Какие у вас отношения с властями?
 - Сложные... Районные нас не любят — они не понимают, ради чего мы тут собрались. Вроде и не коммерция, а прибыль есть; вроде и торговля, а вроде и просто дом. На бумаге-то нас вообще нет, только кусок земли, на котором сама крепость. Зато областные ценят — как-никак достопримечательность.

 - Есть ли особые проблемы?
 - Люди. Романтиков много, но когда они видят, что надо своими руками колоть дрова и, извините, ямы выгребать, весь романтизм куда-то исчезает. Поэтому и планов всегда больше, чем дел - просто не хватает рук.

За разговором подошло время экскурсии (это были разновозрастные дети из детдома). Кстати, отдаю должное спокойствию свенгардцев: туристов ждали к одиннадцати, приехали они полпервого - ну и что? Все спокойно занимались своими делами.
Теперь перед нами предстал другой Свенгард - тот, что видят туристы. Перед прибытием автобуса ярл отрядил двоих «пробежаться по территории» и убрать всё неисторичное; костюмы были окончательно приведены »в соответствие», обитатели собраны во дворе.

Снова отвлекусь и скажу о ярле Свене, основателе крепости имени себя. Когда мы увидели его утром, сразу стало понятно — это Хозяин. Откуда это стало понятно — не знаю, но видно это с первого взгляда. На нём явно держится вся затея, и Свенгардом поселение называется не зря. К слову, он единственный из встреченных нами обитателей не пользуется «штатским» именем, все зовут его Свен. Судя по разговорам, лично знаком чуть не со всеми, кто занимается викингами, причем и у нас, и в Европе. Но это ярл, так сказать, «бытовой», настоящий. Когда дело дошло до туристов и понадобился ярл «лубочный», ряженый... Ну да, вышел. Да, в полном облачении. Да, с большой важностью постоял. Но с тем же успехом на его месте мог бы быть тот же кузнец. Видимо, не любит ярл Свен спектакли)

Вернёмся к рассказу, благо осталось немного. Туристов встретили, вобщем-то, ожидаемым набором развлечений: вводное слово, гридница (оружейная), показательный бой на мечах, стрельба из лука, метание копья и даже бой мешками. Не очень ожидаемым было метание топоров и бои на мечах между туристами. Ну, мечи-то им не дали, заменили палицами (дубинками, попросту говоря), но щиты и доспехи были настоящими. Кстати, им разрешили вынести из гридницы и одеть на себя всё что угодно - один паренёк, как выяснилось, ухватил шлем собственно ярла и гордо расхаживал в нем по двору. Доспехи, между прочим, самые настоящие: когда Константин объяснял правила поединков, кузнец перебил его на полуслове и с криком «Вот так — можно!» звонко наподдал палицей по верхушке шлема одного из мальцов, на что тот только рассмеялся. И правда, значит, защищают доспехи.
Свенгардцы, надо сказать, вообще люди довольно непосредственные. Когда Константин проводил экскурсию, он спросил у детей: какой, по их мнению, был самый популярный товар, который везли из этих северных земель на юг. Воспитанные на школьных учебниках дети неуверенно отвечали что-то про меха, рыбу и мёд; вскоре Константин их остановил и стал внимательно вглядываться в стоящую перед ним толпу. С восклицание «О, вот же!» вывел вперёд девочку лет двенадцати и с торжествующей улыбкой продемонстрировал её остальным: «Вот! Самый ходовой северный товар: рабы. Тебе сколько лет? Тринадцать? Ну-у... Многовато, но ничего, тоже пойдёт». Дети-то посмеялись, а вот воспитатели несколько опешили. Ну да чего ж они хотели — из песни слова не выкинешь, так всё и было тысячу лет назад.



И ещё, о мечах. Еще утром в гриднице кузнец нам показывал мечи со словами «Это вот дюралевые, перед туристами с ними скачем. А вот это настоящие, стальные, с этими сами тренируемся». Дюралевые - блестящие, с кожаными рукоятями, украшеной гардой; стальные - потемневшие, гарда-поперечина, веревочная рукоять. По гамбургскому счету, так сказать.

Свенгардцы оказались людьми еще и неспешными. Экскурсия продолжалась в общей сложности часа два с половиной; имея некоторый опыт, могу сказать, что «обычный» музей больше часа или полутора на такой объект не отвёл бы.

Наконец туристы уехали; добрый человек Константин звал нас с ними пообедать, но совсем уж злоупотреблять гостеприимством свенгардцев мы не стали и пошли к воротам. И вот, стоя в воротах Свенгарда, мы поняли, что это одно из очень немногих мест, откуда действительно не хочется уходить.



PS Эта было осенью 2008 года. Дальнейшая судьба Свенгарда и его обитателей мне неизвестна. Да и не хочется узнавать; пусть это воспоминание останется красивой сказкой.

Subscribe

  • Душераздирающая история, как мы льва в Африке искали

    Ладно, идём мы с женой по этой самой Африке. Вокруг, как и положено, баобабы, пальмы, обезьяны. Казалось бы, всё хорошо. Но жена моя - популярный…

  • Каким я был балбесом

    Ранее, помнится, все походы были с рюкзаком и палаткой. Так я и Байкал прошёл в 1993 году, на лыжах, автономно, в одиночку. За 28 дней предолел около…

  • Скромная львица

    Пересекая огромную саванну, мы наткнулись на прекрасную львицу. Дикая, грациозная, она грелась в лучах закатного солнца и, вероятно, грезила.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments