Семен Павлюк (pavlyuk) wrote in adventure_guild,
Семен Павлюк
pavlyuk
adventure_guild

Кимберли. Алмазы Британской Южной Африки

«Большая дыра» – как называют карьер алмазного месторождения Кимберли – не может ни впечатлять. Кажется, что стоишь на краю воронки, оставшейся от удара гигантского метеорита по крупному городу. Жалкие остатки последнего прилепились на кромке кратера, а все остальное погребено под бирюзово-голубым покровом вод, что заполнили дно воронки.

Photobucket

Тем, кто уже повидал мега-карьеры, которых не так и мало на планете, размеры «Большой дыры» могут показаться не столь поражающими воображение. Изначальная глубина карьера – 245 метров, но потом он был частично засыпан до глубины 215 м, а впоследствии еще и заполнен водой. Так что глубина воронки, которую можно наблюдать сегодня – всего 174 м. Меньше, чем, к примеру, молибденовый карьер Сорского ГОКа, который я наблюдал на студенческой практике 2006 года (280 м) или, тем более, алмазный карьер Удачный в Якутии (585 м), который видел Игорь.

Но дело не в глубине, а в значении. Мы стоим на обрыве первого крупного алмазного месторождения Африки, породившего и алмазную лихорадку, и Сесила Родса, и, как следствие, англо-зулусские и анлго-бурские войны. Эта «дыра» определила историю всей Южной Африки. А также стала символом и именем нарицательным в алмазной промышленности, дав имя и кимберлитам, и кимберлитовой трубке, и даже региону Кимберли в северо-западной Австралии (его так назвали после того, как нашли там алмазы).

В общем, «Большая дыра» и город Кимберли – непременная остановка на нашей долгом пути в поисках Южной Африки.



История алмазов в Южной Африки началась не в Кимберли, но недалеко от него. В местечке Хоуптаун на берегу реки Оранжевая (ныне это городок в 60 км от Кимберли). Рассказывают эту историю разные источники немного по-разному, но наиболее популярный вариант таков.

В 1866 фермер Шальк ван Никерк был в гостях у своих соседей-фермеров и обратил внимание, что их дети играют каким-то ярким камешком. Он попросил хозяев продать ему приглянувшийся артефакт. На что мать детей якобы ответила: «Господь с вами! Это же просто галька. Забирайте даром, коли она вам понравилась». 15-летний Эрасмус Якобс, наверное, так и не узнал, что его находка положила начало алмазной лихорадке. А если узнал, то скорее всего перекрестился бы лишний раз, что его миновала жажда наживы.


Photobucket
( Эрасмус Якобс в старости. Вряд ли этот человек когда-нибудь страдал от осознания того, что упустил из рук колоссальное состояние )


Ван Никерк перепродал камень бродячему торговцу О'Рейли, который добрался до британского городка Грейамстаун и показал его доктору Атерстоуну, специалисту по геологии. Тот подтвердил, что речная галька – не что иное как алмаз 21,25 каратов. Камень назвали «Эврика».

Сообщение о находке алмазов вызвало переполох в Лондоне. Оттуда приехал авторитетный геолог, который за год изысканий пришел к выводу, что алмазов в Капской колонии быть не может, а «Эврика» - скорее всего подброшенный специально камень. Стоило ему сделать это заявление, как на сцене вновь объявляется ван Никерк – с куда более крупным алмазом – «Звездой Южной Африки» в 47,69 каратов. На этот раз предприимчивому фермеру пришлось раскошелиться: он выкупил камень у цветного пастуха за 500 овец, 10 быков и 1 лошадь. Продал алмаз он, понятно дело, куда дороже: за 11 200 фунтов (а, в итоге, цена алмаза после пары перепродаж возросла до 25 тыс. фунтов). Теперь сомнений не осталось: в земле Южной Африки лежат алмазы.

«Звезда Южной Африки» была найдена в 1869 году. После чего кирки застучали от реки Оранжевой до реки Вааль. В 1871 году старания охотников за брильянтами увенчались успехом. Заветные камни были найдены на территории фермы, принадлежавший братьям Де Бирс.

Photobucket

Фото одного из братьев в музее месторождения Кимберли чем-то похоже на фото Эрасмуса Якобса: тот же строгий взгляд ультраконсервативных бурских фермеров. Думаю, саму идею копания в земле ради сверкающих камешков они воспринимали с отвращением. А потому с радостью продали свои владения за цену, о которой еще недавно и мечтать не могли, и уехали осваивать новые вортрековские горизонты. Это были люди фермерского фронтира, привыкшие днем вспахивать целину, а по вечерам читать Библию – с шумными, суматошными старателями им было не по пути.

Основанный после обнаружения алмазов в 1871 году городок поначалу был одновременно известен под двумя именами: Нью-Раш («Новая лихорадка») - названием месторождения и Vooruitzicht (перевести на русский или даже выговорить это я не рискну) - именем фермы Де Бирс. Ни одного из названий не понравилось официальному Лондону в лице государственного секретаря по делам колонии: первое показалось чересчур вульгарным, второе – непроизносимым для англичанина.

Секретарь приказал местным властям назвать поселение так, чтобы хотя бы он сам мог это название выговорить. Приказ был исполнен в традициях британского юмора. Местные чиновники назвали быстро формирующийся городок Кимберли, подразумевая, что уж собственное-то имя секретарь Лорд Кимберли точно способен выговорить.

Дальнейшая судьба Кимберли типичная для старательских городков, не превратившихся в «город-призрак» после пары лет разработок. Бурный и хаотичный рост, появление удачливых бизнесменов, подгребающих под себя бизнес. Укрупнение и механизация процесса добычи. Постепенное сколачивание из мелких индивидуальных наделов крупных картелей. Наконец, финальная схватка двух-трех мощных конкурентов и образование крупной монополии.

Алмазный бизнес был обречен пройти этот путь от начала до конца. Особенно после того как стало понятно, что сила алмазов – в их редкости. Если выбросить на рынок все добытое в Кимберли и других месторождениях – цена на камни упадет. А если выпускать только малую часть – эксклюзив и элитные цены обеспечены. Разумеется, подобный сценарий возможен только при монопольном распоряжении рынка. Не честно? Ну так алмазы (точнее уже бриллианты) – это не железная руда и не медь. Без них можно прожить. А вот сделать их предметов супер-роскоши, «лучшими друзьями девушки» - это пожалуйста. Кто знает, пойди истории по-другому, и невесты всего мира ожидали бы не кольцо с бриллиантом, а, например, циркониевый браслет.

В схватке за Кимберли и за рынок алмазов победил Сесил Родс, приехавший на прииски болезненным 18-летним юношей, и, в итоге, объединивший всю алмазную добычу колонии в единый концерн «Де Бирс», увековечив в веках имя богобоязненных бурских фермеров.

Но о нем, а также о красавце-авантюристе Барни Барнатто и об алмазных войнах я напишу как-нибудь отдельно. А пока прогуляемся по улицам современного Кимберли.

С первого взгляда видно, что старательское прошлое – основа идентичности города. Это отражено в названиях многих магазинов и кафе

Photobucket

И даже в оформлении гостиниц.

Вот дормиторий нашего бэкпекерс (Greatbatch Gusthouse), оформленный под горняцкую ночлежку под землей. Жутко аутентичное место.

Photobucket


Вместо прикроватных светильников тут шахтерские фонари.

Photobucket


Бурное прошлое горняцкого также выразилось в многочисленных пабах, сохранившихся с конца 19 века.

Photobucket


Мы как раз попали в Кимберли в пятницу вечером. И рядом с нашим отелем был HalfWay Pub, сохранивший интерьер 19 века. Паб был полным. У дубовой стойки на фоне плакатов пива Castel вековой давности скучали местные девицы, ожидающие своего Барни Стимсона. Молодежь потребляла шот за шотом. Мы же скромно пристроились в уголке и предались истинно южноафриканскому времяпрепровождению: просмотру регбийного матча местного чемпионата. К нашему удовлетворению «быки» из Претории (за которых мы изначально решили болеть) обыграли кейптаунский «Стормривер». Вечер удался.

Halfway Pub, кстати, также знаменит тем, что это паб, построенный с таким расчетом, что в него можно было въехать… на лошади. И получить пинту, не слезая с седла. По легенде об этом строителей паба попросил Сесил Родс, чтобы лишний раз не комплексовать по поводу своего роста.

Мы ведь знаем много политических лидеров, которые этим страдают. Некоторые даже преемников себе по росту подбирают.

Photobucket


На следующее утро город был тих и пустынен – отличное время для прогулки. Тем более, что сразу стало понятно: это не Гаутенг – бояться в дневное время тут нечего.

Но и забывать, что это Южная Африка – не стоит.

Photobucket

Да об этом и дадут забыть.

Ни объявления на калитках,

Photobucket


ни дверь в придел англиканского собора Св. Киприана,

Photobucket


ни выпотрошенная сумка, валяющаяся в траве перед этим самым собором

Photobucket

Если же отвлечься от этого – то перед нами истинно британский городок. Как по истории, так и по современности.

Главный герой Претории – Пол Крюгер. Здесь же – его заклятый враг Сесил Родс.


Photobucket


На постаменте показано, как Сесил учит жизни местное чернокожее население (на самом деле, видимо, ведет переговоры).

Photobucket



В Кимберли тоже есть памятник англо-бурской войне. Но увековечивает он павших англичан.

Photobucket


Осада Кимберли бурами (октябрь 1899 - февраль 1900) – один из центральных эпизодов войны. Еще бы – ведь в Кимберли находился сам Сесил Родс.

В нашем отеле я раскопал книгу об осаде города с фотографиями тех лет и выдержками из дневников жителей города. Очень интересно читать. Вообще, англо-бурская война – тема интересного исследования. Одновременно и война джентльменов, и первая жестокая война 20 века (концлагеря для мирных жителей, тактика выжженной земли).

Наш отель – дом конца 19 века – расположен в районе Белгравия. Общность названия с одним из самых престижных и аристократических районов Лондона не случайно: улицы Белгравии полны красивых белоснежных особнячков .


Photobucket


Жаль только, часто рассматриванию мешают высокие заборы и беснующиеся по другую их сторону собаки

Photobucket


Еще одна черта Кимберли – обилие колледжей и гимназий в истинно британском духе


Вот здание высшей школы для девочек (1887)

Photobucket


А вот высшая школа для мальчиков.

Photobucket


Истинно британское здание и истинно британское занятие – игра в крикет в белоснежной форме.

Центр масонов тоже можно занести в актив британского города, а никак не африканерского

Photobucket

Центральная улица города (точнее центральная улица города начала-середины 20 века: она так и называется Олд-Мэйн-Стрит) менее помпезная

Photobucket

И даже коспомолитичная

Photobucket

но не забывающая о своем происхождении

Photobucket

Современный центр очень малоэтажен. Высотных зданий почти нет, и они выглядят немного чрезмерными архитектурными доминантами

Photobucket


Стандартной застройки, которая отличает Преторию и Йоханнесбург, здесь почти нет

Photobucket

Самое заметное здание – дом Оппенгеймера (эта известная благодаря советской пропаганде семья возглавила «Де Бирс» после смерти Родса)

Photobucket

Это самое продвинутое в стране (а до постройки более современного аналога в Габороне – и в мире) предприятие по сортировке и обработке алмазов.

Солнечный свет мешает работе оценщиков камней, поэтому здание построено особым образом – с одной стороны оно почти не пропускает солнечный свет.

Photobucket

Главная достопримечательность города – «Большая дыра» - расположена сразу к западу от центра.

Подземные разработки закончились в 2005 г., и с тех пор комплекс переоборудовали в мощный туристический центр.

Photobucket


Photobucket

Здесь и смотровая площадка, и выставка винтажной техники, и спуск в шахту, и зал с настоящими бриллиантами (включая «виновницу торжества» - алмаз «Эврика»). А также восстановленный макет старательского Кимберли.

Photobucket

Никакого Диснейленда – все выглядит очень реально, даже несмотря на редкие куклы

Photobucket

Некоторые пабы до сих пор обслуживают клиентов. В боулинге до сих пор можно покатать шары.

Отражены все стороны – даже быт чернокожих работников на приисках

Photobucket

А в дальнем углу комплекса – ферма тех самых Де Бирс, чье имя сейчас рифмуется с крупным и безжалостным бизнесом

Photobucket



Резюме: Кимберли вряд можно отнести к пятерке мест в ЮАР, обязательных к посещению. Но при более длительном посещении и глубинном знакомстве со страной побывать здесь надо непременно. Это важная грань истории и современности страны.

Ну а мы покатили дальше – в Кейптаун. Город, который нельзя пропустить ни в коем случае, каким бы кратким не было пребывание в стране.

До следующей серии.

Предыдущие серии:
Мпумаланга. По стране Восходящего солнца
Мозамбикские пограничники - партия жуликов и воров
Претория. Заборы на улицах и в головах
Голоса Южной Африки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments