Olegs (olegkapkaevs) wrote in adventure_guild,
Olegs
olegkapkaevs
adventure_guild

Особенности изучения арабского языка ... на мотоцикле...- 2



Едем дальше, буквально через десяток километров история повторяется, только вот нас препровождают в расположение данного блокпоста, в домик, где сидит целый майор иракской армии. К нему на помощь приезжает еще один, без знаков различия, нас угощают арбузом, извиняются и разрешают продолжить наш, уже становящийся сильно небыстрым, маршрут. Фотографии на память - и мы мчимся...еще 10 км...


Тут уже нас практически сразу провожают в военный участок. Объясняют, что решение принимает майор, а пока он спит... ждите. Ждем… Через час пьем чай с майором, беседуем о том, о сем, рассказываем о поездке.
Майор смотрит документы, куда-то звонит. И добро так, по-отечески, говорит – знаете, мол, граждане туристы, вечереет, а когда солнце уходит за горизонт, именно из-за него и появляются не очень хорошие люди, которые будут рады встрече с вами, но вот вас данная встреча вряд ли обрадует... После чего предлагает нам остановиться на ночлег в благоустроенной комнатке с кондиционером и душем в хорошо укрепленном и вооруженном блокпосте. Бесплатно. А утром мы можем ехать куда хотим.

Сложно было отказаться от такого предложения, тем более, что начальник данного блокпоста, капрал, сам привез нам еды и питья. Вечер скоротали вместе с военными за чаем, тут же закипающим на примусе. За день промчались 35 км.......

Так нас приняла провинция Диалла... А бодрое утро встретило песочной пеленой на горизонте. Буря? Ветер? Марево? Лента дороги, пытающаяся вытянуться в две струны по обе стороны песчаных барханов, пышет жаром. Блок-посты, остановки, фуры... Пейзаж, повторенный из Кин-Дза-Зы...

Песок...тягучий асфальт... Облака пыли... Пулеметы на обочинах...колючая проволока...глиняные хижины... На термометре + 43,5! Вода испаряется, пока еще льется в рот... Чай можно не кипятить, достаточно просто бросить в бутылку воды заварку. Остановки на блок-постах воспринимаются, как органическая часть путешествия, тем более, что на них дают ледяную воду!

Небо перестает быть отличимым от песка. Солнце едва просматривается на горизонте... Обжигающий штормовой ветер с песком. Хамсин... Белый...
Песок проникает во все пространства вокруг - в рот, уши, горло, фильтры, ботинки, оружие... Теперь его время! Стоит зазеваться и ты уже можешь не увидеть огни впереди едущего грузовика.
Видимость 10-20 метров. Солнца больше нет. Затмение?! Нет! Это пустыня забирает свет, чтобы показать, сколь бренны и тщетны наши попытки быть царями природы. Фильтры на машинах меняют раз в 3 месяца. Без балаклавы на улице дышать невозможно. Температура не опускается ниже 43...

Интересно, если это место родило цивилизацию, то как она должна умирать?! А ведь есть еще красный Хамсин, когда ветер выдувает куски глины... Тогда все прячется по норам.

Очередная остановка, проверка документов, вызов капитана, приглашение в домик, ледяная вода, вооруженные люди настороженно, но дружелюбно следят за нами. Разговор клеится плохо... Незнание арабского и гражданство России пока сильно облегчают передвижение.
Руси-гуд! Америка-капут! - характерный жест ребром ладони по горлу или имитация стрельбы из автомата. Всем весело.

Ждем. Приносят арбуз, но почему-то сопровождают писать. Приезжает какой-то майор. Начинают составлять какие-то бумаги... Опять?! Опрашивают про все вещи, записывают со слов. На этих людях красные береты. Незнакомые нам шевроны. Двое в гражданке. Ситуация мне не нравится, но успокаиваемся тем, что все твердят про нашу безопасность.

Проходит 3 часа... Звоню консулу. Разговор предметен и конструктивен. Передаю трубку майору. Общаются. Возвращает мне трубку, из который доносятся слова как мед - Претензий к вам и вашим документам нет никаких! Все эти движения только для вашей безопасности. Они (военные) хотят вас отвезти в Багдад, в отель. Вот только не любят они мотоциклы, поэтому загрузят их в грузовик. Соглашайтесь! После таких напутствий даже приехавший следом человек, который фотографировал нас у стены с развернутыми паспортами, не вселял ужаса (а зря!)

Погрузка осуществлялась совместно армией и народом. Нас сажают в кузов пикапа и мы следуем с сопровождением 2-х пикапов с пулеметами. C нами в кузове 3 солдата. Не всем нравится борода Варда. Сильно жалеют меня, мол, худой уж очень - на тебе шоколадку!

Так мы и выезжаем в Багдад. Песок. Жара. Духота. Охрана. В кабине солдаты борются с кассетным магнитофоном, который иногда издает звуки, похожие на музыку. Мелодия мне нравится, но качество так себе... Едем гораздо быстрее, чем на мотоциклах – похоже, внушительное сопровождение помогает преодолевать блокпосты без досмотра. Может быть, стоило поехать на танке?!

Вдруг машина резко сворачивает в пустыню... Настоящая пустыня и грунтовая дорога... Хамсин... К-к-куда?! З-з-зачем?! А ведь туалетная бумага только начала использоваться... Появляется асфальт и на горизонте просматривается огромная военная база. Несколько периметров охраны. Танки. Доты. Вышки. Бетонные заборы высотой 4 метра. И указатель - fitness... Похоже, когда-то здесь жили амрики (американцы на арабском). Сопровождающий нас капитан быстро возвращается и мы едем дальше.... Тьфу-Тьфу! Похоже, не расстреливать везли...

Опять дорога, уже по темноте. Снова сворачиваем на какую-то базу. Здесь обыскивают и забирают телефоны. Досмотр вещей на мотоциклах. Но приглашают пройти в домик. Опять фотографирование. Видим папки с нашими делами. Прочитать что-либо сложно. Все добродушны и приветливы. Дают лепешек с мясом и апельсины. Воду. Обнадеживают, что через час мы будем в отеле. При этом капитан почему-то не хочет брать адрес отеля... Возмущаться бессмысленно.

Едем по ночному Багдаду. Солдаты. Полиция. Блокпосты. Люди на улицах. Иллюминация. Магазины. Кафе. Жизнь здесь есть! Бодримся. Заезжаем опять на какую-то военную базу. 4-ре периметра охраны! Вышки-вышки-вышки-пулеметы-солдаты-колючка.

Останавливаемся у очередных ворот. Солдаты говорят, что мы остаемся здесь. Недоумение. Капитан успокаивает, что мол, только пакет передаст. Его тоже не пускают внутрь... Пытаемся поднять упавший в кузове мотоцикл, не дают и почему-то агрессивно орут. Выходит группа арабских товарищей(?) в гражданке, в спортивных штанах и тапочках, рядом вооруженная охрана. О чем-то разговаривают на арабском, слышим руси-руси-моторад. Зовут встать в ряд. Напрягаемся. Не зря!

Нам на головы одевают мешки с резинками (шапочки-невидимки, чтоб не видеть) и сковывают руки наручниками за спиной. Парни, крепитесь! Без паники. Выстраивают друг за другом и закрепляют друг к другу. Темнота. Крики. Толчки. Гуськом ведут куда-то. Толкают, орут, грубо дергают. Какое-то восьмое чувство подсказывает мне, что это не совсем тот отель, в который мы собирались.......
Заводят в помещение. Со всех сторон сыплют вопросы на английском и арабском. Отвечаем не на все. Обыск. Все из карманов забирают. Второй телефон в мотоботах не находят. Снимают мешки. Зрение отрабатывает решетки, камеры, охрану... Мозг не воспринимает информацию, отказываясь верить, что мы в тюрьме!
Заводят в комнату, там на стоящем в центре столе разложены медицинские инструменты. Охрана орет и перебирает эти инструменты... Характерный жест ребром ладони по горлу. Пока все держимся, но очень требуется туалетная бумага и освежитель воздуха.
Крики на ломаном английском и агрессивном арабском не добавляют бодрости духа и надежд на счастливый конец, хотя мы уже начинали понимать, что попали не в сказку... Майн нейм мустанга, май нейм мустафа ремесла! Я еще долго слышал эту историю бойца.
Вдруг приходит какой-то маленький начальник и ведет нас через двери и решетки по коридору. Антураж меняется. Мы идем по достаточно цивильному коридору. Позади гремит засов, закрывая дверь снаружи. Интересно, когда я забуду этот звук?!
Подводят к кабинету начальника тюрьмы. Все улыбаются. Кабинет шикарен-ковры, кондиционер, плазма, компьютер, наши телефоны и паспорта на столе. Приносят чай. Только нам. Зная Восток, отхлебываем по глотку. Вроде не штыри, просто чай. Мысль в голове – может, у меня паранойя? Это все не может быть настоящим! Парни напряжены. Кто пытается крепиться, получается не очень.
Дальнейший разговор сильно похож на допрос – цель, маршрут, зачем, куда, кто послал, задачи. Наши ответы неубедительны для арабов. Переводчик, приглашеный заключенный, очень смешлив и подобострастен, скорее неприятен. Майор нам сообщает, что все в порядке и с нами и с документами, но для безопасности нас переночуют здесь, в центральной военной багдадской тюрьме. Почему я ему не верю? Глаза или интонации? Нет, скорее нестыковки во фразах и нежелание возвращать телефоны. А может, тот самый странный разговор этого майора и нашего сопровожвдающего капитана, которому даже не предложили сесть и отобрали оружие еще на входе? Кто эти люди!?
Нас провожают в отдельную комнату, почему то она сильно похожа на камеру. Скорее всего, замурованное окно с решеткой, железная дверь с засовом снаружи и матрасы в целлофане вводят нас в заблуждение. А может быть, человек, отрывающий и закрывающий дверь снаружи, в книгах он обычно называется надсмотрщиком или охранником, но мы-то в гостях, поэтому списываем все на арабское гостеприимство.
В камере, нет, пока в комнате, к стене прислонен баннер с шевроном специальной службы иракской армии... Озарение - нас держат за шпионов! Но пока еще ни в чем не обвиняют, сидим тихонько. Грустно так сидим.
И тут нас выводят на ужин - наверное, самый запоминающийся ужин в Ираке. Два майора, три капитана, газировка, фрукты, мясо, лепешки, сладкий чай, перекрестный допрос, абсолютная сытость, отдыхаем, но очень уж сильно напряжены. Разрешение посетить туалет и душ. Жизнь налаживается! Надеемся, что это временное недоказуемое. Именно поэтому дверь закрыли на ночь...снаружи...специальным человеком.
Сон заключенного краток и тревожен. За окном всю ночь кого-то бьют, стоны и крики рисуют в голове неприятные воспоминания и как-то медленно вдавливают надежду через пищепровод в известном направлении. Туалетная бумага еще есть.

Следующий день добавляет спокойствия, но уменьшает надежду на скорейшее вызволение - разрешают смотреть телевизор и свободно ходить в туалет, но почему-то два вооруженных человека так и остаются в разных концах нашего коридора. Списываем все на местные обычаи.
Завтрак и обед значительно скромнее, 4-ре порции и 2-е смены блюд к вечеру превращаются просто в 2-е порции еды и хлеба. Похоже, диеты насмарку, но вес удержать не удастся. Сушим лепешки, прогнозируя дальнейшее уменьшение объемов корма.
Весь день мы были никому не интересны. Ожидание...что может быть слаще? И горче? Неизвестность не позволила делать прогнозы. Переписка с Питером успокаивала. Самоуспокоение в процессе камерных бесед не наступило. Наверное, все-таки у меня паранойя.
Новый ночной концерт за окнами снова не доставляет насаждения, а участники концерта, украшенные мешками на головах, встреченные в коридоре - не приносят эстетического удовольствия глазам и мозгу.

Одним утром дверь распахивается, в камеру входят оба майора и произносят короткую фразу - Тудэй финиш!
Какой? Где? Кому? Как? Вопросов больше, чем ответов. Ожидание.....
Разговариваем о тех, кто борется за нас в России. Наверное им, не знающим реального положения дел, даже не слаще нашего. Сидим волнуемся. Сидим, даже если ходим, смеемся над каламбуром, но как-то неубедительно. Стареем? Прониклись? Оценили? Осознали!

День пятый. После обеда ведут в кабинет майора. Там, кроме него, еще 5 человек, в штатском. Судя по реакции хозяина, они главнее. А судя по их реакции, мы им не нравимся. Я понимаю, что один говорит по-русски и пытается скрыть это от нас. Предлагаю парням молчать и коротко отвечать на вопросы. А вопросы у них были.
Кто послал, зачем, как, фото, видео, телефоны? И ход - вот вам телефоны, звоните родным скажите, что у вас все в порядке. Советую не торопиться с радостной вестью и сам звоню консулу. Людям в штатском это сильно не нравится, но телефон не отбирают. Обрисовываю ситуацию консулу. Он разговаривает с майором, долго, потом сообщает мне, что претензий к нам нет, нас отпускают, но он приехать за нами не сможет, так как много дел в связи с саммитом. Однако нас привезут к 17 часам в посольство России… Успокаивает.
Довожу информацию парням. Видел я их лица и более радостными, но главное читаю в их глазах - нас кинули! Наша страна нас бросила... И тут майор, через переводчика, нам сообщает - консул РФ сказал, что у вас поддельные документы, он знать нас не знает и не приедет за нами... Похоже на ввод авианосца в Персидский залив рассчитывать не стоит - вдруг мелькнула мысль... Да и вроде налоги мы платим... Хотя, какие налоги из иракской тюрьмы?! Спишут на недоразумение...А как мы верили в могущество нашей страны...!
Нам говорят ждать... Сплошь вязь арабских слов, слышим - Руси, руси, моторад. Приходит человек, сальный, низкий и с огромной кормой, фигурой напоминающий кеглю, говорящий по-русски. Люди в штатском сильно оживляются. Разводят по камерам. Разделяют. На часах 18. Можно быть уверенными, что нас теперь никуда не повезут, вернее, в посольство уж точно. Но есть и хорошая новость - мы все еще живы!
Теперь нас допрашивают по одному. Тон вопросов сильно изменился... 4 человека задают вопросы на арабском. Зачем? Я же все еще не говорю по-арабски! Но говорящий по-русски сальный толстяк неутомимо повторяет о том, что у нас все плохо.
Вопросы сыплются один за одним – похоже, ответы никому не интересны, значит, все уже решено... Где же ошибка? На чем нас взяли? Где мы провалились? Неужели цвет мотоциклов? А может быть, шлемы не той конструкции или вдруг мы плохо питаемся?
Зачем вам фотоаппараты? Кто научил вас фотографировать?
В Ираке смертная казнь за шпионаж! Сознайся, что ты шпион! Почему у вас спутниковый телефон? Почему работает мобильный? Вы женаты? Сколько детей? В Ираке смертная казнь за шпионаж! Сознайся, что ты шпион! Какое звание в турецкой разведке? Зачем МВД в Москве выдало вам мотоцикл? Почему у вас такая дорогая вещь, как IPad? Почему в нем нет никакой информации, кроме книг и кино? В Ираке смертная казнь за шпионаж! Сознайся, что ты шпион! Зачем русское КГБ послало вас в Ирак? Кто старший группы?
Твое звание подполковник, почему не ты старший? Где тебя научили пользоваться видеокамерами? В Ираке смертная казнь за шпионаж! Сознайся, что ты шпион!
Вопросы сыплются один за одним. Ответы никому не интересны.
Кричат на арабском. Перевод 3-х предложений укладывается в 3 слова.
Минутный спич толстяка, определенного как главный, переводится емко - У вас все плохо, сознавайтесь!
Тут я узнаю, что у нас поддельные документы... Интересно, об этом стало известно на 5-е сутки нашего пребывания в тюрьме или все-таки раньше? А куда смотрели 22 раза на блок-постах и в полицейских участках?! И кстати, а кто подделал их? Вроде, все делали честно и по закону... А визы в паспорт поставили на границе.
На 8-м часу допроса, абсурдного уже по сути, на очередную фразу о смертной казни я рассмеялся, обратив внимание на нелогичность самого предложения, и предложил выдать мне пистолет, чтобы я застрелился сам... похоже, зря...
Толстяк вскочил, нервно заорал и тут я получил первый удар сбоку по голове. Сползая на кресле, разглядел справочник в руках здоровяка (оказывается, в Ираке тоже есть Желтые страницы), второй удар добавил мне небодрости и их попытка поставить меня на ноги не увенчалась успехом.
Пришлось сидеть, довольно расслабленно...чему активно способствовало головокружение и слабость в членах... Видимо, для поднятия моего тонуса толстяк схватил меня за горло и стал трясти. По моим ощущениям он меня убедил, хотя я не понимал ни слова. Дали воды и засуетились. Похоже, выглядел я не очень....вывели на свежий воздух, во двор, к забору с колючкой.
Ну, свежий воздух уже хорошо! Видимо, мое довольное лицо с идиотским выражением в глазах, произвело не самое благоприятное впечатление на работников специальной службы Ирака. Так как они вдруг дружно подтащили меня к забору и стали пристраивать к нему, имитируя, набрасывание проволоки на шею... Страх не приходил... В голове крутилась мысль - если затянут и отпустят, то голова просто отвалится... Я даже не успею ничего почувствовать... Интересно, а видеокамеры у них записывают все происходящее? Стану звездой ютуба и новостей.
Но тут меня бросили и приказали стоять лицом к забору. Было уже все равно и я сел на песок. Мимо вели Олега, порекомендовал ему крепиться... Если я выгляжу так же, то похоже, дела у нас не очень... В камеру меня вернули в 3 часа ночи, там уже был Макс. За стеной Вард с Олегом. Разговариваем через розетку. Шлю СМС Ивану - Sos!!! Шуток нет! Все по-настоящему! Мы в полной ж.....! Спасите наши туловища! О спасении души мы просим позаботиться Бога...
Кстати о Боге. Парень, проверяющий все наши девайсы, обнаружил у меня в айпаде Коран. Переспросил о Коране и спрашивает – говорят, ты мусульманин? Отвечаю утвердительно. Он встает, кладет руку мне на плечо и говорит - АЛЛАХ сохранит тебя... И тут я попадаю в шквал эмоций стокгольмского синдрома, такая благодарность вспыхнула в сердце. Местое КГБ с человеческим лицом... Наблюдая за парнями, обнаружил, что они пытаются очеловечить и даже посочувствовать нашим надзирателям! Но у меня нет сомнений - они, наши враги! И надо сделать все возможное, чтобы не сломаться, выглядеть достойно и выбраться из тюрьмы без потерь. Но только не сочувствие тюремщикам! Мы в плену. И это уже опять война...

Особенности изучения арабского языка...на мотоцикле... - 1
Tags: Ирак, аномальное, история, экстремальные путешествия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments