Blues Pigger (pigger_) wrote in adventure_guild,
Blues Pigger
pigger_
adventure_guild

Таджикистан. Октябрь-2008. Часть 4

4. Антигламур по-таджикски

Первая попытка приблизиться к горам, т.е. прогулки не по центральным улицам, потерпела фиаско. Подул сильный ветер, наполненный песком. Говорят, это т.н. «афганец» - сезонный ветер, наполненный мириадами песчинок, дующий с юга со стороны Афганистана, за что и получил своё прозвище. Когда он начал дуть, улицы и без того пыльного Душанбе превратились в сплошную песчаную стену. У автомобилей загорелся дальний свет, что, впрочем, не предотвращало аварий. Пешеходы закрывали лица платками, футболками, а глаза – тёмными очками, но это не спасало от песка, проникавшего повсюду. После порывов афганца свежепомытые машины казались прошедшими только что многокилометровое путешествие по пустыне. Но стоило брызнуть редкому дождю, как машины приняли и вовсе неприличный вид, благодаря подтёкам размокшей пыли на кузове. У аллергиков начался аллергический ринит. Насобирав полные глаза песку, я отложил прогулку на другой день – горы всё равно было не видно за пеленой пыли.













И я был абсолютно прав. К моменту следующей прогулки уже в другой день ветер утих, небо очистилось, и ничто мне уже не помешало раствориться в атмосфере окраинного малоэтажного Душанбе. Стоит только чуть сойти с центральных улиц, как оказываешься совершенно в другом мире. Это то, что мы бы назвали частным сектором. Невозможно передать весь букет, а вернее всю какофонию запахов, витающих в окраинных кварталах: запах навоза и потного тела, запах вездесущего плова и подтухшего мяса, заживо гниющей плоти ковыляющих бродячих собак и просто запаха тлена пожилых таджиков.


Помои и канализация, сливающиеся в арыки, - здесь абсолютно нормальное явление. Говорят, периодически по арыкам пускают воду чистую, которая смывает накопившиеся мусор и нечистоты. Бегают грязные дети, на обочинах сидят старики в засаленных чапанах. Рядом женщины моют детей, готовят пищу и доят коров одновременно. Водопровода, как и канализации, фактически нет. Повсюду дети с вёдрами и пластиковыми бутылями, бредущие за водой. Вода вроде есть, правда, непонятно какого качества. Течёт из труб, проведённых по поверхности земли.

В центральных районах с водопроводом и канализацией чуть лучше: по крайней мере, они там всё-таки есть. Другое вопрос - какие. Как рассказывал один знакомый, заселившись в гостиницу, он помыл руки и не понял, помыл или испачкался ещё больше. Но в арыках и здесь журчит вода: трубы очень старые и повсюду из газонов бьют фонтанчики. Видимо, земля всё же делает своё дело, выполняя роль фильтра, – неприятного запаха от арыков в центре города нет.

Тем не менее, несмотря на свою собственную антисанитарию, таджики считают грязными китайцев и невозможно вонючими монголов. «Вон, - говорят, - китайцы даже ослов едят, а таджик никогда осла есть не будет». Один таджик рассказывал, что когда-то встречался с монгольской девушкой. Общение прекратилось, когда отношениям был самый момент переходить на более близкую стадию. Девушка разделась, а таджик увидел натёртое то ли жиром, то ли коричневатым маслом тело. Запах был таков, что таджик предпочёл ретироваться.

Перебои с электричеством, в особенности в зимнее время, в Таджикистане абсолютно привычная вещь. А зимой бывает холодно. Прошлой зимой в Душанбе было до – 25, а в целом по стране до -35. Бывало, что электричество отсутствовало неделями. В Душанбе люди жгли покрышки, паяльными лампами прогревали водопроводные трубы, покупали буржуйки, на улицах подохли все бродячие животные, а те, что не подохли, были съедены людьми. Таджики боялись помыться, чтобы потом не заболеть. Спать приходилось в том, в чём ходили на улице. И всё равно народу помёрзло порядочно. Картина, как из фильма ужасов. В кишлаках вообще страшно подумать, что было. Перспективы на грядущую зиму примерно такие же при том, что морозы обещают сильнее. Люди запасаются дровами уже сейчас. Вдобавок к этому сильнейшая засуха прошедшего лета и нашествие саранчи, уничтожившие посевы. По данным ООН примерно 800 тысячам жителей Таджикистана этой зимой грозит настоящий голод.

Заработки и наркота
Из 7-8 млн населения, 1,5 млн на заработках в России (кстати, некоторые источники утверждают, что количество таджиков, проживающих в других государствах, превышает число таджиков Республики Таджикистан примерно в семь раз). Гастарбайтер зарабатывает в России в сезон за месяц 35-40 тыс. рублей, сезон длится с мая по сентябрь, остальное время в России для таджиков работы практически нет. Из работающих в России таджиков те, что поумнее, посылают деньги переводами и почтой, те, что поглупее везут с собой, становясь жертвами скинхедов, теряя и деньги, и свою жизнь.

Учитывая, что, работая на госпредприятиях, таджики зарабатывают около 50$ в месяц, а в частных не более 300, логично было бы предположить, что всё работоспособное население должно стремиться на заработки в Россию, тем более, что работы в самом Таджикистане мало. На деле это не совсем так. Например, таджики из сельской местности не так уж и стремятся зарабатывать много, относясь к деньгам, как к чему-то преходящему. Есть те, кто в Россию не стремится, живя фактически натуральным хозяйством. И это при том, что цены в Таджикистане на российские, украинские и афганские товары примерно такие же, как и в Москве. Товары местного производства заметно дешевле, но у них и качество жуткое, а продукты так и просто страшно покупать.

Сотрудник милиции получает зарплату порядка 35$, зато в Душанбе милиционеры стоят буквально через каждые 50-100 метров. Местные шутят: «Таджикское правительство как борется с безработицей? Берут всех работать в милицию». Вот и получается, что в милиции работает всякий сброд. Дело доходит до курьёзов. Пошли с товарищем (тоже командироанным) прогуляться по вечернему Душанбе, дошли до Площади Дусти. Площадь оцеплена милицией, кругом толпы народа: в ближайшем кинотеатре идёт рок-концерт, организованный немецким послом. А мы хотим пофотографировать монумент Рудаки. Спрашиваем разрешения пройти у милиционера. Тот, узнав, что мы из Москвы, с готовностью пропускает и, более того, лично сопровождает нас по парку, показывая, с каких точек лучше фотографировать. Зато расставаясь пытается с нас взять денег «на пивко». Ну, блин, прямо неудобно как-то. Ладно бы просил денег за то, что пропустил туда, куда нельзя. Это ещё понятно – злоупотребление служебным положением, но клянчить «на пивко» - вообще как-то не солидно.

Парадокс, но на местных масштабных стройках (а таковые ведутся) типа строительства тоннелей, ЛЭП в горах работают почти исключительно китайцы. Причём таджиков не берут даже таскать камни или укладывать дорожное покрытие. Сами таджики говорят: «У нас нет соответствующих специалистов». Вот и получается: в Таджикистане работают китайцы, в России работают таджики, в Абхазии работают русские и турки, .. такая всеобщая трудовая миграция. Почему же так получается? Думается, просто потому что выполнять на своей земле неквалифицированный труд непрестижно. А тут, вроде, поехал на заработки на чужбину, деньги присылаю, семью кормлю. Понтово! А уж как я эти деньги зарабатываю, можно никому и не рассказывать.
Впрочем, низкие доходы не мешают, наверное, половине таджикских автомобилистов ездить на весьма дорогих джипах. Таможенные льготы на ввоз иностранных автомобилей минимальны, поэтому машины здесь почти на 20% дешевле чем в России.

Спрашивается, откуда же деньги? Всё банально. Ближайший сосед – Афганистан, где даже по ООНовской статистике 2005 года производство наркотиков в Афганистане выросло на 2000% по сравнению со временами правления талибов. Несмотря на присутствие на Пяндже российских пограничников, поток наркотиков оттуда огромнейший. По машинам легко можно понять, кто занимается наркотой.
При этом даже, если опий или героин произведен вне Таджикистана, он почти всегда произведен по таджикскому заказу, и везут его в Россию почти исключительно таджики. Масштабы приграничного наркотрафика впечатляют. Дело доходит до того, что на автомобильном рынке в Душанбе о цене приобретенной машины принято спрашивать не иначе как «за сколько килограммов взял?» В Таджикистане сегодня является обычным делом приобретение домов, автомобилей или скота не за деньги, а за соответствующий «опийный эквивалент». «Честные» таджики чертыхаются, но признают эти факты, как реально существующие.
А уж лёгкие наркосодержащие смеси и вовсе за наркотик не считаются. Никотиносодержащий насвай продаётся вообще на каждом углу. Порция – порядка 10 сомони. Название этого вещества, по-видимому, связано с тем, что раньше для его изготовления применяли растение нас. Сейчас же основным компонентом являются махорка или табак. Добавляют также гашеную известь, золу различных растений, верблюжий навоз или куриный помет. Для ароматизации иногда добавляются сухофрукты и приправы. Часто табачная или махорочная пыль в смеси вообще отсутствует, а в качестве заменителя выступают более активные вещества. Насвай продаётся в виде маленьких зелёновато-серых шариков, палочек или просто сухого порошка со специфическим запахом и вкусом. Шарик бросается под язык, откуда, впитываясь через слизистую, попадает в организм, воздействуя расслабляющее. Примет таджик дозу, а потом идёт по улице: глаза стеклянные, мышцы ватные, на лице полная нирвана: всё по барабану. Такие же они и за руль садятся. Поскольку насвай содержит экскременты животных, неудивительно наличие в Таджикистане такое количество всяких кишечных инфекций и паразитарных заболеваний, включая вирусный гепатит. Впрочем, насвай даже в России можно купить свободно: он не попадает под запрет ни по одному закону.

Кстати, повсеместное распространение наркоты (не только лёгкого насвая) в Таджикистане отчасти объясняет столь жёсткий пограничный контроль с соседним Узбекистаном. Даже возвращающиеся из России таджикские гастарбайтеры предпочитают более дорогой, но простой в смысле прохождения и контроля способ перемещения самолётом. Однако, не все азиатские государства едины даже на официальном уровне в своём желании противостоять наркотикам. Так Туркменистан уже неоднократно пытался найти смягчающие обстоятельства деяний, совершаемых наркопроизводителями, объясняя их поступки чрезвычайной нуждой и нищетой. Кстати, такое отношение вполне объясняется местными традициями использовать анашу, производимую из растущей здесь индийской конопли, в лечебных целях (против простуды и кашля), а также в качестве средства, повышающего потенцию. Что можно хотеть от простого нищего населения, если в своё время сам Президент Туркменистана публично говорил, что «опий помогает в общении с женщиной».

Русские покидают Таджикистан, оставляя местное население один на один с разрухой и болезнями
Сразу после войны начала 90-х русские стали массово уезжать из Таджикистана. А что ещё делать, если фактически происходит их вытеснение. Вся деловая и государственная переписка осуществляется на таджикском языке, который русские естественно не знают. Можно, конечно, сказать, что надо учить, но, прожив всю жизнь в русскоязычном окружении, что-то менять ни у кого уже нет ни сил, ни желания. Приходится дополнительно нанимать переводчиков с таджикского, а русские превращаются в работников заведомо 2-го сорта. По словам русской женщины Людмилы (на вид ей лет 55): «Вот, скоро уезжаем в Россию. Насовсем. Большую часть вещей уже отправила, квартиру с мужем продали. Хорошо, есть родственники в Воронеже, где и удалось купить жильё. Сын давно живёт и работает в Москве, а нам с мужем на кого здесь на старости лет оставаться? Вот и уезжаем. Здесь мы никому не нужны». Так постепенно таджики остаются один на один со своими проблемами. С одной стороны все, кто помнит советскую власть, хвалят русских, прямым текстом говорят, что всё, что хорошего есть в республике, это от русских.

На эту тему есть характерный анекдот, который мне рассказал знакомый таджик: «Обращение первого президента независимого Таджикистана к парламенту: «Товарищи депутаты! Как известно, все наши золотоголовые уехали в Израиль, а все золоторукие уехали в Россию. Что будем делать, мои золотозубые?»

С уходом русских республика неуклонно скатывается в первобытную азиатщину. Село наступает, а вместе с ним и родовые национальные институты. Это называется: сколько волка не корми, всё равно в лес смотрит». Сейчас таджики в гораздо большей степени ориентированы на своих южных соседей: Афганистан, Пакистан, Иран. Во всём они смотрят даже не на, как можно было бы предположить Соединённые Штаты, а на юг. Неспроста даже дипмаркировку под номером 001 имеет Иран, 002 – Россия, 003- Турция и лишь 004 – США. И очень большой вопрос: в какой степени нужна эта дикая земля России. В качестве буферной зоны для хоть какой-то преграды потоку наркотиков и оружия из Афганистана, но не более того. Таджикистан – совершенно дикая страна, абсолютная чуждая России по менталитету, по культуре, по всему.

Продолжение следует

Здесь - место постоянного расположения текста отчёта на сайте Внедорожного клуба «Дебри»
Tags: Таджикистан
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments