Blues Pigger (pigger_) wrote in adventure_guild,
Blues Pigger
pigger_
adventure_guild

Таджикистан. Октябрь-2008. Часть 8


8. Святые отцы

Наконец-то мы в машине. Вроде, двигаемся обратно. Внезапно, на одной из развилок тормозим и, чуть сдав назад, поворачиваем в боковое ответвление. «Сейчас в гости заедем ненадолго и поедем дальше. Нельзя не заехать. Родственник женится. Узнает, что я был рядом и не заехал, - обидится», - поясняет зампред.

Кишлак всё с тем же названием Ходжа Оби Гарм. Тесно застроенный, с лабиринтом узких кривых улиц и тупиков с каменисто-глинистым покрытием, с выходящими на улицы глухими стенами мазаных домов и заборов - дувалов. Дома в основном глинобитные, с плоской крышей, иногда с террасой (айвон).




Дети в изумлении на меня косятся. А, казалось бы, всего каких-то 60 км от Душанбе, да и, как мне объяснили, большая часть жителей кишлака работает в санатории! Здесь же бродит задумчивая скотина (проходившая мимо коровка зачем-то облизывает радиатор нашей Волги). А вот, собственно, и дом, где начинается свадьба. Зампред представляет меня почётным гостем из России и своим другом хозяину и его гостям то по-русски, то по-таджикски. Местные почтительно здороваются. У входа молодой мужчина в тюбетейке с каким-то хитрым узором и в расшитой золотом жилетке подносит каждому из нас кувшин с водой и таз для омовения рук, из-за его спины женщина подаёт полотенце.



В прихожей снимаем ботинки и дальше по ковровой дорожке следуем внутрь. Отдельное гостевое помещение (мехмонхона) без мебели. Стены и потолок белые. Пол застлан хлопчатобумажными и шерстяными паласами, большую часть в центре занимает скатерть (дастархан), уставленная едой, вдоль стен – подушки, на которых по-турецки сидят люди. Женщины только прислуживают, сидят же сплошь мужчины – ровно 10 человек. Длинные бороды, коротко стриженые усы. Тюбетейки, халаты без воротников. Как мне объяснили, это первый день свадьбы: в застолье участвуют только мужчины, совершившие хадж (паломничество в Саудовскую Аравию) и тем самым обретшие святость, - самые уважаемые люди, как правило, старейшины рода. В общем, святые отцы. Первый день свадьбы – без алкоголя. Только еда, разговоры и молитвы. Второй день уже полноценное застолье с алкоголем, отдельно мужчины, отдельно женщины. И, наконец, на третий день – пьянка-гулянка для всех скопом. Вообще свадьба в кишлаке стоит от 3000$. Кроме того, традиционно режется корова из расчёта на 100 кг мяса. И это при том, что средняя зарплата на селе – 250-300 сомони. Более скромная свадьба считается почти неприличной, хотя формально сейчас и есть закон, позволяющий проводить торжества, исходя из финансовых возможностей.

Хозяин дома говорит что-то по-таджикски. Перебросившись между собой несколькими словами, святые отцы уплотняются, освободив тем самым два места по центру – мне и зампреду. Глядя на всех, тоже сажусь по-турецки. Отцы довольно перешёптываются. Как потом объяснил зампред, им понравилось, как я со знанием дела сел так же, как и они. Вузовец садится рядом с хозяином у входа.

Спрашиваю зампреда, можно ли здесь фотографировать. Тот объясняет мне, что при входе спросил у святых отцов, те спросили, куда пойдут фотографии, на что зампред ответил, что на плохое дело не пойдут. Так что можно, но не очень много. Кладу включенный фотоаппарат на колени, поворачиваю ЖК-экран вверх и фоткаю. Святые отцы косятся на меня с недоверием, в особенности один с мелкими, немного женскими чертами лица. Хозяин подносит нам с зампредом пиалы с зелёным чаем. Понимаю, что о заразе думать уже бесполезно, раз попал на такое застолье. Пью. Святые отцы в основном говорят по-таджикски. Ничего не понимаю. А переспрашивать всё время не удобно. В какой-то момент, не утерпев, спрашиваю у зампреда, о чём идёт разговор. Говорит, вспоминают родственников. Внезапно разговор прерывается, один из святых отцов резко вскрикивает и начинает молиться. Все остальные внимательно слушают. После завершающего «Аллах Акбар!» все святые отцы, зампред и вузовец начинают кланяться и тоже что-то бормотать. Я естественно сижу молча. Вроде, и сфотографировать хочется, но как-то неудобно. Так в итоге и не решился. Затихли. Забирают пиалы, приносят суп из баранины (шурбо): в густом овощном бульоне плавают здоровые куски баранины, картошка и, кажется, тыква. Делаю вид, что ем. На меня с подозрением косятся. Приходится есть. Смех смехом, а на самом деле не поймёшь, что от них можно ожидать: восток – дело тонкое! Тарелки уносят по незримому знаку. У всех уносят пустые, у меня почти полную. Даже как-то неудобно. Новая волна разговора уже на русском языке. Отцы делятся воспоминаниями о России, рассказывают, какие русские классные. Один, обращаясь ко мне, сообщает, что сам он неоднократно бывал в Москве, правда, последний раз давно, в 1986 году, но все три сына работают на Черкиз-базаре. Интересуются, знаю ли я такое место в Москве. Говорю, что да, конечно, знаю. Святой отец удовлетворённо улыбается, победоносно поглаживая бороду и поглядывая на окружающих. Другой говорит, что в конце 50-х служил в армии в районе Одинцово. Я говорю, что там неподалёку у меня живёт дед, так что эту местность я знаю. Опять в разговоре пауза. Теперь принесли огромные блюда с тушёной говядиной и овощным рагу. Тут же попадаются печень, почки, сердце. Поклевал чуть-чуть. Спасло меня то, что принесли по одному блюду на двоих. Мне в компаньоны достался сидевший справа от меня один из святых отцов. Уступив право первого куска гостю, отец дождался, пока я перестал обращать внимание на тарелку и, довольно чавкая, стал есть, облизывая пальцы. (Всё, чуть более густое, чем суп, таджики едят руками, но чужестранным гостям, в отличие от Китая, где ложки-вилки уже чуть в стороне от цивилизации практически неизвестны) традиционно подаются и нормальные столовые приборы. В какой-то момент святые отцы, пообсуждав что-то на своём языке, спрашивают у меня, какого я года рождения? Я ответил. Да, молод ещё, - с сожалением подытожили они.

- Что они обсуждали? - спрашиваю у Файзали.
- Планировали совершение очередного хаджа. Кажется, они имели на Вас какие-то планы – ответил зампред.


После некоторой паузы один из святых отцов поинтересовался «как поживает Абдулатип-паша?» (для справки: Абдулатипов Рамазан Гаджимурадович – посол РФ в Республике Таджикистан). Думаю: сказать, что не имею понятия или, что не знаю, - не в моих интересах, принимают же по высшему разряду, как самого дорогого гостя. Отвечаю: «Как поживает?.. Хорошо поживает» Отцы одобрительно кивают: «А как здоровье уважаемого Абдулатип-паши?» Тут я, честно говоря, немного стреманулся: думаю, может, что-то с ним не так, а скажу, что всё ништяк: «Да, - говорю, - я давно не видел Рамазана Гаджимурадовича. Он же посол России, а я простой гражданин». «Ну, всё равно, - говорят отцы, - увидите, передавайте привет от старейшин Ходжа Оби Гарма». «Да, - говорю, конечно, обязательно передам».



Зампред говорит сакраментальную фразу, что нам пора. Опять омовения рук. Долгие прощания, затянувшиеся ещё на полчаса. Фотографирую. Пытаюсь щёлкнуть хлев через открытую дверь. Один из местных меня одёргивает. Как потом объясняет Файзули: никому, кроме хозяина не разрешается заходить и заглядывать туда, где живёт скотина. Сглаза они боятся, что ли… Вот так вот: единственный раз за всю поездку не спросил разрешения фотографировать и умудрился получить.



Наконец-то загружаемся в машину и, с трудом развернувшись, едем обратно.
Обратный путь кажется гораздо короче. Вот и трасса. Кишлак Гушари. Вузовец идёт со своим списком по уклонистам, а мы с Файзали в ожидании стоим у машины. «Поезжайте-ка до Душанбе на маршрутке, а то, боюсь, мы ещё долго будем по домам ходить», - говорит мне зампред. Смотрю на часы. 16:45. Через полтора часа уже будет полная тьма. Ладно, говорю, видимо, действительно пора.

- Сколько я Вам должен, Файзали?
- Да, нисколько. Ну, возьму я с Вас 5 сомони или 50, я не настолько беден и богаче от этого не стану, а так я с Вами провёл время как с другом. Это мне очень приятно. И Вы, приехав в Москву, всем сможете рассказать о своём новом друге Файзали.


Я сел на маршрутку, и всего за 5 сомони и тридцать минут был на рынке Варзоб, с которого 8 часов назад начался этот длинный день. Само Варзобское ущелье я толком так и не увидел, только президентская дача мелькнула своими расписными позолоченными стенами.

Продолжение следует

Здесь - место постоянного расположения текста отчёта на сайте Внедорожного клуба «Дебри»
Tags: Таджикистан
Subscribe

  • Техас: побыкуем?

    Раз ковбой, два ковбой… (советский м/ф, 1981 г.) Если при слове «Техас» в вашем воображении возникают картинки с кактусами, пустынями и…

  • Колорадо-Юта после карантина

    Что мне снег, что мне зной, что мне дождик проливной, когда я постоянно на работе. Ёпрст! 2020 год стал для нас необычным в плане путешествий.…

  • Северная и Южная Дакота после карантина 2020 (2)

    ... В целом, очень интересно послушать о процессе запуска, особенно тем, кто, насмотревшись голливудских боевиков думает, что плохим дядькам…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments