jung_le (jung_le) wrote in adventure_guild,
jung_le
jung_le
adventure_guild

Дакар отдыхает, или по Аргентине за рулем и за штурвалом. Горн, ч.3


Рассказ пятый, самый главный.
Вокруг мыса Горн на парусе. Часть третья.



Продолжение. Начало здесь: http://jung-le.livejournal.com/83231.html
и здесь:  http://jung-le.livejournal.com/83510.html
День пятый. В ожидании мыса Горн.
Лениво проснувшись в одиннадцатом часу, мы вытряхнулись в кают-компанию.

Утро в бухте.
- Как голова? – поинтересовался я у Томаса.
- Отлично! – Он поднял большой палец вверх.

Кстати, здесь в Аргентине надо быть осторожнее с жестами. Жест «О кей!», так понятный европейцам и северным американцам, здесь означает не совсем приличное действо, родственное прелюбодеянию. Если аргентинец сложит ладони в букву «Т», это значит он просит подождать, ну и так далее.

- Вот видишь, мы не мешали и не шли на понижение, и с головой у тебя всё в порядке, - заметил я.
После завтрака Томас углубился в чтение какой-то книги. Я подглядел. Книга была про мыс Горн. С иллюстрациями. На одной из них я увидел фотографию бухты, той самой в которой мы находились.

Классическая фотография, присутствующая во всех пособиях по прохождению мыса Горн на парусе.
- Это же наша бухта, да? – спросил я Томаса.
- Да. Это пособие, как проходить мыс Горн. Наша бухта – это последнее место перед мысом Горн, где можно укрыться от ветра и организовать стоянку для яхты.

Книга была на французском языке. Кроме неё у Томаса было ещё две книги о Горне – на голландском и английском языках.
Ближе к полудню мы вылезли на берег. Надо же было чем-то заполнять этот день. С воды кажется, что весь берег покрыт какими-то низкорослыми растениями, высота которых не больше чем по колено. В действительности всё оказалось не совсем так. Или совсем не так.

Я забрался в настоящие лесные заросли с деревьями с два моих роста, из которых потом достаточно долго выбирался на ровную поверхность из мхов и трав, под которыми плюхается вязкая болотистая почва. Это основной признак вечной мерзлоты: грунт размораживается только на небольшую глубину, и этот размороженный слой представляет собой хлипкую болотистую массу, насквозь пропитанную талой водой.

Что надо сделать, вылезая на берег? – Конечно же, забраться на самую высокую его точку. Тем более что с неё уже почти виден мыс Горн.

Скрытый за другим островом южный мыс самого дальнего пологого острова - это мыс Горн.
А ещё отсюда открывался вид на бухту с нашей яхтой.

Это был классический пейзаж, который я не мог не запечатлеть на фото. Фото получилось точно такое же, как в книжке.


Ветер наверху был пронизывающе холодным. Сразу вспомнилась Антарктида. Сделав ещё несколько фотографий, я поспешил спуститься в долину, закрывающую путь ветру.

Здесь была весна, пели птицы и радостно журчали ручейки талой воды. Немного порадовавшись прелестям северной природы, я вышел к лодке. Томас уже ждал меня на берегу. Удовлетворенные утренним моционом, мы добрались обратно до яхты.

Дальнейшее течение дня было мучительным. Я тихо сидел за компьютером, искоса наблюдая за Томасом. Катерина занималась какими-то делами по яхте, тактично стараясь не надоедать нам своим присутствием. Томас часто выходил на палубу покурить, а в перерывах между перекурами запрашивал метеосводку.

- Орнос, Орнос, эссо Нунатак…
Орнос – это по-испански Горн, позывной метеостанции в Торо, обслуживающей суда в районе мыса Горн.
- Хола, Нунатак, бла-бла-бла… - хрипло отзывалась рация. Начинался сеанс связи. Томас в очередной раз получал неутешительный прогноз и шел перекуривать эти новости на палубу.

Я всё понимал. Погода была не летная. Но в моём понимании об отказе от прохождения Горна не могло быть и речи. И Томас это тоже хорошо понимал. Слишком хорошо.

Ситуация накалялась. Мы не сказали за пару часов друг другу ни слова, но прикуривать можно было уже от воздуха. Я принципиально молчал. А смысл что-то говорить? Всё равно решение остается за капитаном. В конце концов, иногда молчание сильнее любых слов. Я уже доказал ему, что могу выполнять на яхте необходимые матросские функции. Что ещё?

Через полчаса после очередной связи с метеостанцией Томас наконец произнес:
- Завтра норд-вест должен меняться на норд-ост.
- Ты принимаешь решение?
- Да…
Было видно, как он колеблется.
- Буэно… - он имел привычку так выражаться в особые моменты, - завтра подъем в полчетвертого утра. У нас будет очень мало времени. И будут проблемы после мыса Горн.

Всё! Внутри меня что-то повернулось, скрипнуло, какой-то чуть-чуть заснувший механизм вновь начал отсчитывать минуты и секунды до цели.
- Тогда я пошел спать, - сказал я.
- Да, я тоже. Завтра у нас очень сложный день, - ответил Томас.
Засыпая, я размышлял о том, что вряд ли эти ветра такие благополучные для прохождения мыса Горн. Иначе с чего так мучительно Томас принимал свои решения? Но решения приняты. Отступление невозможно. Завтра идем. А сейчас спать.

День шестой. Мыс Горн!
Когда прозвенел будильник, было ещё темно. Завтрак был скомкан до простого кофе с круассанами.
- Давай быстрее! – торопил Томас.
Второпях напялив на себя водозащитную амуницию, я вылез на палубу. Минут пятнадцать ушло на отшвартовку яхты. Начало светлеть. В предрассветных сумерках мы вышли из бухты.

Там за проливом осталась наша бухта

Рассвет подарил нам несколько незабываемых фотографий.

Спустя полчаса мы вышли в акваторию пролива Дрейка, который тут же дал знать о себе широкой шестиметровой волной.

Наконец показался мыс Горн - крайний справа
- Это хорошая погода, - сделал вывод Томас, - одень на себя сегодня жилет с карабином.

В это утро он практически постоянно был на палубе, зорко оглядывая горизонт. Я привычно стоял за штурвалом. Всё было по плану. Мы приближались к Горну. Уже можно было разглядеть на его берегу скалы и камни, о которые разбирались волны прибоя.

Суровое, однако, местечко!

Вдруг Томас, только что спокойно сидевший на палубе, нырнул вниз и через минуту появился с бутылкой шампанского.

- Я поздравляю тебя! Это мыс Горн! – торжественно произнес он и вскрыл шампанское. Пробка выскочила куда-то за пределы яхты.



Знаете, когда долго идешь к намеченной цели, а потом вдруг так неожиданно достигаешь её… впрочем, о чем это я?

Отпив шампанского из горла, я почти безучастно смотрел на мыс Горн.

Мыс Горн - вроде прост и неказист...
Я старался представить – да, именно здесь находится самое большое в мире кладбище кораблей…. Это самое опасное место для тех, кто идет под парусом… Нет. Конечно, волна увеличилась здесь метров до восьми, но пока всё спокойно, обещанного ветра нет, мы нормально идем на парусе…

Да, я сделал это! Или, может быть, ещё рано о чем-то говорить?

Ветер появился через полчаса после Горна. Примерно так, как и рассчитывал накануне Томас. Вернее – он не появился, он в считанные секунды обрушился на нас всей своей мощью.

Томас совершил несколько головокружительных пируэтов по яхте, что-то делая с парусами.
 
Я с ужасом подумал – если его смоет волна, я просто не знаю, что делать в такой ситуации! Стоп, - остановил я себя. Хватит тут всякие черные мысли плодить! Зацепившись карабином за ближайший канат, я крепче вцепился в штурвал и повел яхту к спасительному проливу, за которым, судя по лоции, мы могли хоть немного укрыться от неистовых шквалов.

Несколько раз пришлось менять галсы.

Пролив был достаточно узкий, справа и слева торчали скалы и камни, а ветер дул практически в лоб. В такой ситуации правильно рассчитать галсы – это даже не признак мастерства, это залог выживаемости.





Но с нами был Томас. Недаром Роксана окрестила его везучим капитаном. Везение не приходит просто так. Оно рождается в мастерстве и мудрости. И я отдаю дань Томасу, он проявил себя здесь по полной.

В пролив мы зашли классически.

Правда, к ветру добавился проливной дождь, но, благодаря нашим стараниям, яхта шла точно по намеченному курсу.

Часа через два с половиной я почувствовал, что руки начинают деревенеть. Дело в том, что я не нашел в Ушуайе перчаток, полностью защищающих меня от воды, и купил «ватер-резистер». Через полчаса после волн и дождя эта конструкция оказалась полностью промокшая и руки попросту задубели. Как я ни старался поддержать внутри перчаток остатки тепла, вода и холодный ветер сделали своё мокрое дело. Руки практически по локоть были мокрые и ледяные.

На моё счастье мы скоро повернули в бухту, где Томас распорядился остановиться на ночевку.

Зацепившись с шестого раза за бакен, мы всё-таки пришвартовались к нему, и я тут же полез внутрь отогреваться.

Следом за мной ввалился уставший Томас. Было видно, что этот переход и ему дался не очень-то легко. Катерина поставила разогреваться вчерашний борщ.
- Томас, знаешь анекдот про вчерашний борщ? – я разряжал обстановку.
- Нет.
Я рассказал. Немного поржали. Томас достал бутылку виски. Первые грамм двести на каждого были приняты чисто для согрева, в профилактических целях. Отмечание началось потом, как-то постепенно. Я поставил что-то потяжелее, типа «Led Zeppelin» и из динамиков послышался нервный мелодичный вокал молодого Планка. Томас достал откуда-то кларнет, и началось…

В итоге нас в этот вечер спасла Катерина. Разгорячившись, Томас решил приготовить нам супер-ужин, запеченное по его особому рецепту мясо. Но заснул. Недолго думая, я последовал его примеру. Стрекотание пожарного датчика мы игнорировали сообща и полностью. Только Катерина, не особо принимавшая участие в нашей праздничной попойке, вовремя вышла к плите и вытащила на палубу дымящиеся остатки мясного деликатеса.

...окончание следует...

Tags: Чили, Южная Америка
Subscribe

  • Душераздирающая история, как мы льва в Африке искали

    Ладно, идём мы с женой по этой самой Африке. Вокруг, как и положено, баобабы, пальмы, обезьяны. Казалось бы, всё хорошо. Но жена моя - популярный…

  • Каким я был балбесом

    Ранее, помнится, все походы были с рюкзаком и палаткой. Так я и Байкал прошёл в 1993 году, на лыжах, автономно, в одиночку. За 28 дней предолел около…

  • Скромная львица

    Пересекая огромную саванну, мы наткнулись на прекрасную львицу. Дикая, грациозная, она грелась в лучах закатного солнца и, вероятно, грезила.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments