jung_le (jung_le) wrote in adventure_guild,
jung_le
jung_le
adventure_guild

Дакар отдыхает, или по Аргентине за рулем и за штурвалом. Мыс Горн, ч.4


Рассказ пятый.
Вокруг мыса Горн на парусе. Часть 4-я.



Окончание. Начало рассказа - здесь: http://jung-le.livejournal.com/83231.html а также здесь: http://jung-le.livejournal.com/83510.html и здесь: http://jung-le.livejournal.com/83865.html

День седьмой. Назад, до Пуэрто Вильямса.
Об этом дне рассказывать особо нечего. Проснулся я от будильника. Разве я ставил вчера будильник? Не помню. И вообще, вчерашний вечер вспоминался отрывками. Голова гудела, но не болела. Яхту всю ночь болтало, и наутро мне уже казалось, что болтанка плавно переехала в мои мозги. Считая углы, я шумно добрался до воды и осушил пару стаканов. На шум вылез Томас.

- Привет, как голова? – по привычке спросил я.
Томас ответил что-то не членораздельное и пошел заваривать кофе. Начиналось утро. Я в туалете тщетно пытался помыть голову. Знаете, почему англичане моются, наливая воду в раковину, заткнув горловину? Они эти привычки взяли от корабельной жизни. Гальюнная система. По другому мыться… лучше уж совсем не мыться. Особенно в качку, когда внутри яхты бросает так, что путаешь пол со стенами и потолком. Я уже научился за эту неделю, пардон за подробности, ссать в полете… А вот мыться так и не привык.

Через минут сорок мы вышли из бухты.
 
От вчерашнего лобового шквального ветра не осталось и следа.

Вернее, ветер был не слабее вчерашнего, но его направление поменялось, и он задувал откуда-то из-за гор.

Я привычно стоял за штурвалом, Томас примостился рядом покурить.
- Сегодня мы наверно не прошли бы Горн, да? – спросил я Томаса, кивая в сторону ветра.
- Да, и завтра тоже. И вообще в ближайшие несколько дней это невозможно.
- А если бы мы сегодня подошли к Горну, как бы мы его проходили?
- Мы бы повернули обратно и не прошли его.
- Ого... Значит, нам повезло?
- Не очень… - Томас затянулся, - но мы использовали единственный шанс. Я вчера сомневался.
- Я знаю.
Мы посмотрели друг на друга. Томас затушил сигарету и с улыбкой добавил:
- Я не знаю, почему я вчера решил идти на Горн. Наверно потому, что ты очень хотел.

Через несколько часов ветер утих, и мы долго и нудно шли на моторе.
 
По плану мы должны были сегодня дойти до Пуэрто Торо, но я предложил не останавливаться и дойти до Пуэрто Вильямса. Подумаешь, лишних часа четыре хода. Уж очень хотелось в Вильямс. Там я должен был получить сертификат о прохождении Мыса Горн. Ждать этого события ещё один лишний день было выше моих сил.

В Пуэрто Вильямс мы пришли затемно. Я не знаю, как Томас сумел пришвартовать свой Нунатак в полной темноте. Это тоже элементы его мастерства, которые так и остались неведомы мне. Четырнадцать часов ходу дали себя знать. Замерзший и вдребезги уставший, я не помню, как добрался до каюты.

День восьмой, последний. Пуэрто Вильямс – Ушуайа.
Проснулся я рано. Практически с рассветом. Не спалось. Сегодня должно было произойти то, чего я ждал столько времени.

Сертификат! Я поставил кофе, включил компьютер и стал дожидаться общего подъема.

К полдевятому утра мы уже позавтракали и вышли на берег. Мы направлялись к капитанскому ведомству ВМС Чили, тому самому, где выдаются сертификаты о прохождении мыса Горн. Взглянув на море, я съёжился: оно было сплошь покрыто крупными барашками. Ветер дул из Ушуайи, то есть был встречным, дующим прямо в лоб.

Ветер.
- У нас сегодня будут проблемы? – спросил я Томаса.
- Не самые страшные, - ответил он, косясь на воду, - но придется поработать.

В здании капитанского ведомства толпился народ. Пробравшись через толпу, Томас просочился ближе к стойке.
- Томас! – кто-то из чиленов заметил его.
- Си, си, сеньор! – ответил Томас.
- Ха ва ю!
- Мерси, са ва!
- гыгыгыгыгы…
Вот и поговорили. Три фразы на трех языках. И всё всем понятно.

Ещё минут пятнадцать тянулись полжизни.
- На, посмотри, тут всё верно? – Томас дал мне черновик сертификата. Я впился в бумагу.
- Да, вроде всё в порядке.
Ещё через пять минут офицер вынес из кабинета руководителя ведомства голубой листок, положил его в конверт и передал Томасу.
Томас как-то не очень торжественно передал его мне.
- Держи, это тебе. Офицер говорит, что не помнит, чтобы русские получали его.

Ну вот… Кажется, я только сейчас начинаю понимать, что произошло. Я стою здесь, на самом краю Земли, после прохода по Дрейку через мыс Горн, живой, целый и невредимый. Всё оказалось так обыденно и просто. В одиннадцать утра подвиг.

Нет, не всё так просто. Что-то изменилось. Что-то очень изменилось. У меня в голове. Я ещё не понимаю толком, что произошло. Черт с ним, потом разберусь. А сейчас… Сейчас я держу в руках сертификат, и, может быть, это самая важная моя бумага в этой жизни.

От моих размышлений меня отвлекла парочка молодых французов, шептавшихся около стойки регистрации документов. Естественно, они быстро разговорились с Томасом, всё же соотечественники. Из обрывков фраз я понял, что Томас решил взять их с нами в Ушуайу. И, насколько я понял, бесплатно. Я не возражал. Подумаешь… Может оно так веселее будет.

Мы вернулись на яхту. Французская парочка затащила на неё свои рюкзаки. Они шарились тут по горам, бюджетно прилетев из Пунты Аренаса всего за полтинник баксов. Мы ждали погранцов, без штампов которых не могли покинуть Вильямс. Погранцы появились только к полудню, и к ним сразу выстроилась очередь из жаждущих и страждущих стартовать в сторону Ушуайи.

Ну вот, все формальности остались позади. Впереди нас ждал последний рубеж.
- Как ты думаешь, сколько мы по этой погоде будем идти до Ушуайи? – спросил я Томаса.
- До Усуайи? Не меньше восьми часов.

Томас называл Ушуайу, как все аргентинцы – Усуайа. Для контраста вспомнились наши, я слышал этот отрывок их разговора: «Ну что, ты в Шую с нами летишь?...»

Черт! Это мы так будем в Усуайе не раньше девяти. А я-то втайне мечтал ещё сегодня вечером прогуляться по городским улочкам…
- Мы же сюда шли не больше четырех часов!
- Да, но не было такого ветра.

Соленая вода сделала своё черное дело - фотоаппарат окончательно сдох. Тем временем мы уже отшвартовались и взяли курс на выход из бухты. Ветер, как всегда, налетел почти мгновенно. Уже готовый к такому развороту событий, Томас быстро развернул паруса и мы пошли галсом к другому берегу. Французская парочка довольная сидела на корме. Было видно, что это приключение занимало их. Ну-ну, я посмотрю, как вы тут часов через пять ухмыляться будете, - подумал я, крутя колесо штурвала.

Мы сменили уже четыре галса, но от Вильямса ушли совсем недалеко. Пара яхт, вышедших в Ушуайу вслед за нами, дошли до противоположного подветренного берега, свернули паруса, врубили мотор на полную мощность и худо-бедно потихоньку продвигались вперед. Но Томас, не обращая на них никакого внимания, шел галсами на парусах. Быстро, но криво. К тому же встречный ветер постоянно менял своё направление и его постоянно приходилось ловить, что ещё больше усложняло нашу задачу. Сила ветра была такова, что он умудрился поднять волну в этом фьорде метров до пяти.

Немного успокаивало, что не надо было отвлекаться на строповку и перетяжку парусов. Томас припахал своих соотечественников, которые носились от борта к борту яхты, что-то крутили, тянули, вязали… Ага, давайте, ребята, - думая я, - бесплатный сыр бывает только в мышеловке.

Часа через полтора мне эта канитель стала надоедать.
- Может, включим мотор? – предложил я Томасу, глядя на другие яхты, уже почти дошедшие до ушуайской бухты.
- Нет, - коротко ответил Томас.

Он что, решил погонять молодёжь?- думал я. На кой черт мне эта катавасия в последний день? Уже дико хотелось на берег. Я всё-таки не родился на яхте, как некоторые. На очередном галсе моё терпение подошло к концу. В этот момент рядом появился Томас. Казалось, он получает садомазохическое удовольствие от этой карусели на одном месте.
- Давай я порулю, - предложил он.

На сей раз я не стал возражать. Да ну на фиг! Сегодня и без меня на палубе тесно! Я нырнул внутрь яхты и начал собирать свои шмотки. С учетом этой дикой болтанки сборы заняли не менее получаса. Собравшись, я не стал торопиться выходить к штурвалу, и наблюдал снизу за происходящим на палубе. За это время за штурвалом уже успели постоять все по очереди. Ветер бушевал, яхту кренило прямо к воде, палубу регулярно накрывали волны. Французы были уже замерзшие и мокрые, как болотные мыши. Романтическое путешествие им выходило явно боком. Но Томас! Он что, не понимает, что делает? И на хрена ему это нужно – устраивать вселенский шухер, когда уже пришло время сушить весла? Внутри меня закипало.

Томас будто услышал меня, заглянул вниз, быстро оценил меня, уже такого всего собранного, и произнес:
- А… это очень хорошо, что ты уже собрался.
- Ты по прежнему не хочешь включить мотор? – отпарировал я, - все яхты уже давно пришли в Ушуайу.
- Я не могу, - вдруг ответил он, - мой мотор вчера испортился, сломался насос охлаждения, поэтому мы не сможем включить его на полную мощность. Пока дойдем до Ушуайи, он перегреется и сгорит.

И с этими словами он опять исчез наверху. Вот это расклад! Пару минут помозговав, я вновь переоделся и вылез наружу к Томасу и окоченевшей парочке.
- Я вернулся! – громогласно объявил я и уцепился за штурвал, отогнав от него Томаса.

Бедная молодежь сидела на корме уже сама не своя. Снаружи их заливали волны и выдувал насквозь ветер, а внутри мгновенно укачивало до настоящих рвотных рефлексов. Это как в старой детской загадке: тошнит, а выйти некуда, что это такое? Теперь ясен перец – это яхта Нунатак по пути в Ушуайу.

Надо было как-то поднимать настроение команды. Я громко запел:
- Капитан, капитан, улыбнитесь…
Томас будто понял, о чем песня, и по его лицу расплылась довольная улыбка. По-французски «капитан» звучит почти также, как и по-русски.

- Томас, где тебе было тяжелее всего? – спросил я. Надо было как-то отвлекаться от мрачных мыслей. Впереди уже виднелись ушуайские домики на набережной, но сколько нам ещё до них идти, одному Богу известно.
- На Аляске, под Анкориджем. Я там 36 часов выруливал против урагана. После этого стал лучше изучать прогноз погоды.
- А в открытом океане? Ты переходил на яхте океан?
- Да… - Томас на секунду задумался, - семь раз.
- И как?
- Нормально, - Томас безучастно пожал плечами, - когда хорошо подготовишься, никаких проблем. Гораздо сложнее пересечь Бискайский залив, чем океан.
- А за сколько дней ты пересекаешь океан?
- В последний раз мы шли от Канар до Парамарибо 21 день.

Несколько минут я переваривал услышанное, потом продолжил:
- Домой опять на яхте пойдешь через океан?
- Нет. Мне здесь нравится. Я оставлю яхту здесь и полечу на самолете.
- О как! И будешь сидеть во Франции на суше?
- Нет. Возьму яхту у брата.
Вот такая жизнь. Чувак вообще не представляет себе жизни не на воде.

Потом я начал о чем-то расспрашивать французов. Чтобы они окончательно не замерзли. За разговорами прошло ещё пара-тройка часов. Мы медленно, но неотвратимо приближались к Ушуайе. После десяти часов борьбы со стихией мы, наконец, вошли в ушуайскую бухту и причалили к знакомому пирсу.

На пирсе нас встречала Роксана. Она наверно живет здесь на пирсе. Обнимались и целовались, как старые знакомые. Она поведала ещё об одной местной традиции – в каком ресторане отмечать приход из Горна. До конца нашего вояжа оставалась всего лишь одна формальность – отметиться в местном капитанском ведомстве. Впрочем, рестораны здесь работают допоздна. Успеем.
Заключительные аккорды проходили в теплом и вкусном ушуайском местечке за внушительным куском мяса и бутылочкой мальбека от непревзойденного Луиджи Боска. Несмотря на смертельную усталость, расставаться никому не хотелось. Помолчав, я произнес:
- Томас, эта неделя изменила меня. Спасибо тебе.
- С тобой можно ходить на Горн, - ответил он, - и не забудь, теперь ты имеешь право на серьгу в левом ухе.

серьга
Да… За эту неделю мыс Горн превратился для меня из точки на карте в реальное и очень осязаемое место. Пройти его на парусе на двенадцатиметровой яхте – это действительно немалый риск и труд. А ещё – везение и удача, без которых всё могло обернуться совершенно по-другому.

Я знаю, реально я оценю всё происшедшее со мной за эту неделю только спустя много времени. Но сейчас я уже понимаю: есть в жизни вещи, которые имеет смысл сделать. Хотя бы однажды. И я сделал это.



Tags: Чили, Южная Америка
Subscribe

  • Путешествие на Балканы – 2012

    Вот так выглядит карта моего 40-дневного путешествия по Болгарии и Балканским странам по земле из Киева: Как видно по карте, были последовательно…

  • Хорватия, Опатия, 20 июня 2011 (часть 15)

    На обратном пути из Истрии мы заехали в Опатию. Опатия - это популярный курорт, который начал развиваться еще в те времена, когда Хорватия была…

  • Хорватия, Пула, 19 июня 2011 (часть 14)

    Пула была основана еще древними греками и стала одной из первых греческих колоний на побережье Адриатики. Затем, во времена Римской Империи, город…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments