555russarda (555russarda) wrote in adventure_guild,
555russarda
555russarda
adventure_guild

Category:

Есть ли шерсть у рыбы или по следам аргонавтов

В церкви небольшого итальянского городка Маноппелло хранится реликвия «Volto Santo” (Святой лик): кусок ткани, на котором четко виден образ мужчины с открытыми глазами. Черты его лица поразительно схожи с образом, проступающими на знаменитой Туринской плащанице. Согласно библейской легенде, матрона Вероника, пожалев Христа во время восхождения на Голгофу, утерла лицо мессии от пота и крови своим платком, а позже, на нем проявилось его изображение. Есть ли это истинный облик Спасителя? Чтобы ответить на этот вопрос, несколько лет назад в Италии провели ряд исследований, основываясь на самых последних достижениях науки. На один из консилиумов, полный маститых ученых, была приглашена Кьяра Виго, жительница городка Сант’Антиоко, который расположен на одноименном островке на юго-западе Сардинии. Чем могла быть полезна скромная женщина, не имеющая никаких ученых степеней и регалий, большому научному совету? Кьяра Виго - единственный в мире человек, который знаком с технологией изготовления того необычного полотна, из которого и был сделан платок Вероники.
«Рыбья шерсть», так звучит дословный перевод с итальянского языка названия этого особого, ценного и редкого вида ткани.

«Lanapesce»(«lana” – шерсть, “pesce” – рыба (итальянск.)) - в просторечье зовут ее рыбаки, но больше известна она как морской шелк или виссон (“bisso” на итальянском). Сырье для нее действительно добывают из моря. Рыб при этом, конечно же, не стригут, а... собирают моллюски.



Вот из таких моллюсков и добывают морской шелк.

В мелких прибрежных водах Cредиземного моря когда-то повсеместно был рапространен двухстворчатый моллюск Pinna nobilis. Крупная раковина моллюска, размеры которой нередко достигают метра, прикрепляется к морскому дну пучком крепких волокон. Они надежно держат ее в зонах прилива-отлива, не давая ей смещаться во время движения воды. Вот на эти ценные волокна первыми обратили внимание любознательные финикийцы. Они научились ткать из них тончайшую, но очень прочную ткань и распространили технологию ее изготовления по всему средиземноморью.

Само слово «bisso» имеет финикийские корни, но о древности происхождения ткани можно судить и по многочисленным упоминаниям в Библии. Первый раз название полотна встречается в Священной Книге в связи с историей Иосифа. Фараон, сделав Иосифа правителем Египта, одел его в одежды из виссона. (Быт.41:42 ). Виссон, если следовать Библии, материя для изготовления одежд первосвященников и священников, и служит в Священном Писании эмблемой праведности и нравственной чистоты. Ткань была известна не только в Египте, но и в Древней Греции, где из нее шили одеяния для царских жен и дочерей. Гомер упоминает золотой виссон, из которого изготавливали сетки для украшения волос. На помпейских фресках можно увидеть женщин, волосы которых убраны подобными сетками. В Риме одежды из виссона были исключительным правом императоров и патрициев. Ткань считалась чрезвычайно ценной, имела натуральный блестящий золотистый цвет, реже ее окрашивали в пурпур, добываемый, как известно, также из моллюсков. Плиний Старший, римский писатель-эрудит, свидетельствует, что продавали виссон на вес золота. Возможно, что материя ценилась не только за свою красоту и прочность: сардинские рыбаки издавна использовали волокна моллюска в качестве мощного кровоостанавливающего средства для обработки ран, которые они нередко получали, вылавливая раковины специальными приспособлениями.

Высокая цена морского шелка обуславливалась сложностью его изготовления и дороговизной сырья. Одна раковина производит пучок волокон весом чуть больше 1 грамма. Для того, чтобы собрать 30-40 кг сырца в море выходили около десятка лодок, каждая с двумя ловцами на борту. Специальным тросом рыбаки обвязывали раковину, так, чтобы оторвав ее от дна, не повредить ценные волокна, Затем раковину вскрывали, и подрезали волокна у самого основания мускула. Длина нитей, добытых таким образом, достигала 25 см, но само животное при этом погибало. (Кстати, моллюск вполне съедобен, имеет пикантный вкус, хоть и жестковат, и считается пищей-афродизиаком) Рыбаки продавали сырец связками, в каждой из которой было 12-15 таких пучков. После этого начинался медленный и деликатный процесс выделки.



Жаль, что на фото не видно, как отливает золотом виссон на свету.

Сначала сырец замачивали в воде на несколько дней для очистки его от грязи, неоднократно промывали и высушивали в тени. После, один за другим тщательно расчесывали, сначала щеткой с редкими зубцами, затем с более частыми. За очисткой следовало не менее трудоемкое окрашивание: пучки погружали в лимонный сок. Во времена, когда средиземноморье еще не было знакомо с цитрусовыми, виссон вымачивали в коровьей моче. От кислоты сока он приобретал красивый золотистый оттенок, блеск и особую мягкость и шелковистость. Наконец приступали к прядению нити. Этот ручной процесс требовал от мастериц максимальной точности и деликатности, поэтому ценились женщины, которые имели наиболее чувствительные подушечки большого и указательного пальцев, как правило, молодые девушки, руки которых еще не загрубели от работы. Так непримечательный сырец, потеряв при выделке больше трети от первоначального веса, превращался в тончайшие нити, из которого ткали ценное полотно. Изготавливали из виссона и теплые вещи, для чего требовалась специальная обработка “a pelliccia” (“pellicia” – шуба (итальянск.)). Пучки волокон пришивались целиком на матерчатое основание слой за слоем. В результате получалась отливающая золотом шубка.



Вот так по-старинке, веретенышком... Кьяра Виго за работой.

Не за этим ли золотым руном в далекой древности отправились в путешествие аргонавты? Многие историки убеждены в том, что в мифе об аргонавтах объединились подлинные сведения о ранних плаваниях греков, и что именно из виссона, а вовсе не из шкуры овцы, было сделано золотое руно. По преданию золото в Колхиде добывали, погружая шкуру барана в воды золотоносной реки; руно, на котором оседали частицы золота, приобретало большую ценность. Вполне возможно, что таким оригинальным образом древние греки описали технологию выделки морского шелка: после длительного вымачивания, невзрачные волокна, действительно, становились золотыми по цвету и по цене. Золотое руно в мифе показано как очень легкая и компактная вещь: Ясон спрятал его под рубаху (завернул в плащ), что соответсвует свойствам этого материала: пару перчаток из виссона можно сложить в скорлупу грецкого ореха.

Производство морского шелка процветало в Италии вплоть до начала 13 века, пока Европу не завоевал менее затратный китайский шелк. С этого момента начался его постепенный упадок. В 19 веке предпринимались безуспешные попытки вновь наладить его изготовление, уже на промышленной основе, но нити виссона не поддались машинному прядению, более того, вывели из строя механические станки. К 1900 году в Италии кое-где сохранились только маленькие кустарные мастерские.
В начале прошлого века одна из таких мастерских была и на Сант’Антиоко. На острове во многих семьях могли прясть золотые нити морского шелка. Существовала даже школа, где девочек обучали всем тонкостям ремесла и прививали художественный вкус. Увы, экономический кризис и война заставили вскоре закрыть и расходное производство, и школу. Виссонопрядение стало быстро забываться, и только отдельные мастерицы продолжали практиковать его уже в качестве хобби. Одной из них была бабушка Кьяры Виго.

Так получилось, что Кьяра, единственная из всех многочисленных внуков, смогла перенять от нее старинное ремесло. Она дала бабушке обещание, что нить морского шелка не прервется. И даже возникшее препятствие (моллюск Pinna nobilis в 1992 году официально признали исчезающим видом, животное занесено в Красную Книгу, и его добыча запрещена) не смогло нарушить данную ей клятву. Она - ведунья, та, что от слова «ведать». В ней живет чувство единства с природой, которое давно утратило большинство из нас; интуиция, позволяющая считывать необходимую информацию с дуновения ветра, с капелек росы на траве, с шума морских волн. Именно они помогли ей обнаружить, что на несколько дней в мае дно залива, где крепится раковина моллюска, становится более мягким, и в этот момент можно аккуратно вытянуть раковину, не принося ей вреда, оторвать часть волокон и вновь «посадить» на дно. У животного отрастают новые нити, и оно продолжает жить. Мастерица-ведунья окрашивает морской шелк травами, которые собирает в новолуние, высушивает его только когда дуют юго-западные ветры, отмачивает в козьем молоке, прядет особым веретеном, сделанным из тростника, читая при этом, как заговоры, старые бабушкины молитвы, и ткет на тяжелом ручном деревянном станке, укладывая ряд за рядом тонкую нить времени, длиною в тысячелетия, которая связывает нас с нашим прошлым.

А что же реликвия? Что сказала Кьяра Виго на ученом консилиуме? «Изображение на ткани не может быть рисунком», - уверила она. «Виссон – ткань особенная: ее практически невозможно расписать, любая нанесенная краска оставляет на ней разводы». Строгая научная экспертиза также не обнаружила на ткани следов какого-либо красителя...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments