muallaka (muallaka) wrote in adventure_guild,
muallaka
muallaka
adventure_guild

Монголия

Май 2007 года, конный переход из Турта в Хатгал.
Нормальные люди въезжают в Монголию через Кяхту или летят напрямую до Улан-Батора. Мы въехали через Монды. Разношерстная компания, нашедшая друг друга по интернету: Егор - якут, решивший прочувствовать кочевую жизнь предков; Маша - студентка-биолог из Иркутска, и мы с Иркой – две заядлые лошадницы, соблазнившиеся неисчислимыми монгольскими табунами.

Photobucket



Photobucket

Photobucket
Хубсугул

От КПП собирались добраться до ближайшего поселка, Турта, найти машину и проехать по берегу Хубсугула 200 км до Хатгала. Там, в обжитом туристами районе, поселиться в хостеле, нанять лошадей и пару-тройку дней поездить по окрестностям.
Жизнь внесла в этот стройный план свои коррективы.
В Турте мы были во вторник вечером. Все путеводители в один голос утверждали, что монголы, особенно жители приграничных районов, через одного говорят по-русски. В Турте народ по-русски не говорил. По-английски – тем более. Перейдя на язык жестов, выяснили, что машина в Хатгал ушла вчера, что дорога плохая, очень плохая – снег сошел неделю назад, дорога не просохла, поэтому машины ходят редко, следующая пойдет только в пятницу, а может, в воскресенье, желающих уехать будет много и не факт, что нас возьмут.

Photobucket
Турт

На следующее утро, рыская по Турту в поисках транспорта, наткнулись на русскую турбазу. Тамошние мужики показали нам дом чуть ли не единственного русскоговорящего монгола, который сказал, что с машинами напряженка, а вот лошадей – выше крыши. И пообещал найти проводника.
Чинбат, проводник, пришел к нашим палаткам часа через три. Неказистый на первый взгляд мужичок лет сорока, одетый в какие-то безумные драные штаны и ватник, помнящий еще времена Союза. Договорились (опять-таки на пальцах): в 7 вечера он приведет коней, завтра утром поедем. В семь Чинбат не пришел. В десять тоже. В час ночи Егор, горячий якутский парень, поймал местного мотоциклиста и укатил с ним в степь, искать Чинбата. Перебудив четыре кочевья, они его все же нашли: как выяснилось, он вовсе не имел в виду нас кидать, просто у монголов, особенно кочевых, представления о времени сильно отличаются от европейских. День сюда – день туда, какая разница? До зимы далеко, торопиться некуда.
На следующий день, захватив второго проводника, выехали только после обеда, потеряв несколько часов на подгонку разваливающихся седел. Мы с Иркой прикинули: вьючная лошадь, на которую сгрузили рюкзаки, рысью идти не может – собьет спину, то есть ехать будем шагом, значит – максимум 30 км в день, в Хатгале будем через 6–7 суток.

Photobucket Photobucket
Обо - священное место. Здесь полагается
побрызгать землю водкой и
оставить духам какой-нибудь подарок


Наивные. Как выяснилось, монголы шагом не ездят и знать не знают про русские предрассудки насчет вьючных лошадей. Они передвигаются убийственно мелкой рысью, на первый взгляд неторопливой, но пожирающей пространство не хуже стинговских томминокеров. К восьми вечера мы отмахали 45 километров. Ребята ехали верхом впервые в жизни (авантюризм, конечно, но кто ж знал, что слово «шаг» здесь не в почете?), мы с Иркой не сидели в седле 2 года. Сказать, что все умерли – не сказать ничего. На просьбы сбавить темп нам популярно объяснили, что задерживаться никак нельзя – дома стада остались, яков пасти надо. Пришлось смириться.

Photobucket
Чинбат

На следующий день было еще хуже, чем накануне вечером – седло казалось самым изощренным орудием пытки, придуманной человеком. От боли в мышцах отвлекали фантастические пейзажи: пронзительно-голубое озеро, сиреневые отроги Саян на дальнем берегу, бесконечные равнины, покрытые желтой прошлогодней травой, горбатые холмы, песчаные дюны, лиственничные леса… На наше счастье, дорога шла по пересеченной местности, поэтому в этот день прошли всего тридцатник.

Photobucket
Я

Назавтра Маша уехала с попутной машиной обратно в Турт. На четвертый день Егор сказал, что если проедет еще хотя бы километр, у него никогда не будет детей и, с трудом уговорив водителя, укатил на набитой битком попутке в Хатгал. Мы же с подругой к тому времени уже слегка вошли в форму, и наши монголы, собаки лесные, это просекли: как только машина с Егором скрылась за поворотом, они рванули вперед крупной рысью, наверстывая свой график.
Мы неслись под ливнем по начинающей зеленеть равнине; не сбавляя хода, взлетали на крутые холмы. Неутомимые монгольские лошади, разгорячившись, пытались сорваться в галоп. Потоки воды били в лицо; потом тучи отставали, и перед нами снова открывалась залитая солнцем степь. В этот день мы сделали 60 километров – и, Боже мой, это был самый прекрасный день в моей жизни. Лошадь была продолжением тела и я не могла представить, что четыре дня назад мне было неудобно в седле. Хочешь стать кентавром – езди с монголами.
Насколько неказисто монголы смотрелись в поселке, настолько великолепны они были в степи. Они сидели в седле, как влитые; ветер и дождь были им нипочем, хотя единственной защитой от непогоды им служили старые халаты-дэли. На привалах, чуть ли не раньше, чем мы успевали слезть с коней, они ухитрялись вскипятить котел вкуснейшего монгольского чая – с ячьим молоком, маслом, солью и борцогом. Спали они под открытым небом, укрывшись все тем же дэлем. Их ослепительные белозубые улыбки (голливудские звезды нервно курят в стороне) и непрошибаемое спокойствие были лучшим средством от усталости и хандры. В последний вечер они руками наловили в реке рыбы; мы вчетвером лежали у костра и болтали, мешая русские слова с монгольскими и восполняя недостаток лексики пантомимой. Рядом паслись лошади, шумно вздыхали, косились на нас недоуменно – странные, мол, эти люди, нет, чтоб идти спать… Над лесом стояла радуга; постепенно небо темнело, и подняв голову, я застыла, пораженная: сверху на меня в тысячу глаз смотрели огромные, невозможные монгольские звезды.

Photobucket

На следующее утро мы приехали в Хатгал. Потом был Мурэн, Эрденет, Хархорин, Улан-Батор… Но города – это всего лишь города, не более того. Мое сердце осталось на Хубсугуле. Этим летом, Бог даст, я снова поеду туда. А пока остается пересматривать фотографии и шептать: «Би чамд хаяртай, Монголия, я хочу вернуться…».

Photobucket Photobucket
Егор с Чинбатом
Subscribe

  • Душераздирающая история, как мы льва в Африке искали

    Ладно, идём мы с женой по этой самой Африке. Вокруг, как и положено, баобабы, пальмы, обезьяны. Казалось бы, всё хорошо. Но жена моя - популярный…

  • Каким я был балбесом

    Ранее, помнится, все походы были с рюкзаком и палаткой. Так я и Байкал прошёл в 1993 году, на лыжах, автономно, в одиночку. За 28 дней предолел около…

  • Скромная львица

    Пересекая огромную саванну, мы наткнулись на прекрасную львицу. Дикая, грациозная, она грелась в лучах закатного солнца и, вероятно, грезила.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments