yrikk (yrikk) wrote in adventure_guild,
yrikk
yrikk
adventure_guild

Categories:

Папайские сокровища.

Уважаемы любители приключений, представляю вашему вниманию новую легенду из самого сердца Пшадско-Папайской аномальной зоны! Эта история откроет завесу тайны над Британским Географическим обществом и его истинных целях в районе Пшадско-Папайской аномалии.

Photobucket


Эта мистическая история берет свое начало на одной из грязных улиц Лондона, в лавке золотых дел мастера по имени Леджер Скруп. Пользуясь неразберихой на Королевском монетном дворе в период Великой Перечеканки, мистер Скруп через подставных лиц, скупал огромное количество новых серебряных монет для дальнейшей их переплавки. Используя ресурсы своей мастерской и талант ювелира, мистер Скруп выплавлял из серебра столовые предметы, покрывая их тонким слоем олова и под видом снабжения посудой флота, переправлял серебро во Фландрию.
Осенью 1696 года, в одном из лондонских доков, под пристальным вниманием мистер Скрупа и капер Джона Уильямса, состоялась погрузка контрабандного серебра, золота и других драгоценностей на шхуну «Хромая Каракатица». Трюмы были под завязку заполнены драгоценным металлом, оружием и провиантом, команда состояла из отъявленных головорезов, набравшихся опыта в морях Карибского бассейна. В ночь на 19 октября, под покровом сырого и холодного тумана, «Хромая Каракатица» миновав эстуарию Темзы, вошла в воды Северного моря.

Но не успело судно пройти и сотни миль через Па-де-Кале, как небольшая группа моряков вооруженная до зубов, захватила власть на корабле. Капитана и верных его людей, не церемонясь, вздернули на рее, а остальную часть команды, запугав до смерти, заперли в трюме. Во главе бунтарей стоял некто Себастьян Мегре, он сразу же изменил курс корабля, направив его в сторону Гибралтар. Чуть позже, все узнали куда направляется груз – это было страшное и далекое место, со зловещим названием Мавролако – Черный залив, которое турки приспособили под невольничий рынок. Именно там дожидались Себастьяна Мегре его итальянские подельники.
В скором времени, «Хромая Каракатица» миновала, Гибралтар, войдя в Средиземное море, затем Мальтийский пролив и Эгейское море. Заплатив взятку, одному из чиновников Османской империи, она с легкостью миновала Дарданеллы с Босфором и вышла в Черное море.
Когда до Мавролака оставался один день пути, на горизонте замаячил старенький потрепанный плот с одиноким странником. В планы команды, не входило брать на борт кого либо, в том числе терпящих бедствие, но когда судно подошло ближе, то Мегре обратил внимание на изящный и сверкающий амулет на шее старика плывущего на плоте. Желая заполучить амулет в свои руки, глава бунтарей дал команду поднять несчастного на борт. Но не успел старик вступит на палубу корабля и представиться дедушкой Апарамексом, как амулет был сорван с его шеи, а его самого кинули в трюм к остальным узникам.
И в этот момент на корабль обрушился шквал….
Шапсуги, что жили близ бухты Инал, рассказывали, что в ту ненастную ноябрьскую ночь видели огни корабля и слышали крики команды. Они всю ночь наблюдали как «Хромая Каракитица» сражалась со стихией, прикладывая максимум усилий, что бы не быть выкинутой на мель, но за час до рассвета бухту поглотил туман, ветер стих и не единого звука больше не доносилось со стороны моря. Ближе к обеду, когда туман рассеялся, местные жители увидели зловещую картину. На западном мысе бухты, практически у самого берега, между рифов стоял большой черный корабль с рванными парусами, сплошь покрытый наростами моллюсков, на борту, которого была выцарапана надпись «Destroying cuttlefish». Шапсуги буквально нутром почуяли, замогильный холод, исходящий от этого корабля. Всякие попытки докричаться до команды не увенчались успехом. Тогда вызвалось два добровольца залезть на судно, но и они не смогли никого обнаружить на верхней палубе, спуститься в трюмы и каюты корабля им помешал животный страх, который они ощущали все время, пока находились на его борту.
Слухи о выброшенном на мель корабле долетели до подельников Себастьяна Мегре в тот же день. Побросав все свои дела, бандиты выплыли к бухте Инал, но и они не смогли толком обследовать корабль. Тот же страх и ужас властвовали над их сознанием. Только самому отчаянному головорезу удалось спуститься в нижние трюмы, но когда он поднялся на палубу, его волосы покрывала седина, взгляд выражал ужас, а губы шептали о смерти. Целую неделю подельники безуспешно бились над загадкой «Хромой Каракатицы», пытаясь проникнуть в недоступные трюмы, пока очередной зимний шторм не разнес в щепки это зловещее судно.

Photobucket

Но откинув все мистические составляющие крушения, бандитам все не давал покоя вопрос, куда делся груз и кто его успел вынести? К тому же, вскоре, по соседним аулам прошел слух, что в лесу видели группу людей, переносящих большое количество тюков и сундуков, одеты они были непривычно для этих мест и говорили на непонятном языке. Единственным недостатком этого слуха было то, что видели этих незнакомцев по всему побережью. Начиная от крепости Мапа и заканчивая поселением Арты. К тому же, никто из очевидцев не видел эту процессию вблизи, а всякие попытки подойти ближе успеха не приносили. Поиски следов, так же не давали ни каких результатов, пока передовой турецкий отряд не рассказал о странном ауле, обнаруженном ими на склоне горы Папай. Находился он аккурат на месте старого разрушенного Черного аула, в котором жили и творили свои чудеса черные алхимики. Со слов местных шапсугов аул был уже как триста лет заброшен и никто даже не думал в нем селиться. Но на этот раз он был заново отстроен и полностью приспособлен для жилья, но без единого жителя, а в одном из домов нашли сундук с серебряной утварью. Когда итальянские бандиты лично посетили Черный Аул, кроме злополучно сундука с серебром, они смогли обнаружить только отпечатки сапог с эмблемой Меркурия на каблуке.
Поиски груза мистера Лиджера Скрупа продолжались до весны, была прочесана каждая складка Папая, исследованы все горы в окрестностях, все гроты и пещеры, но кроме загадочных отпечатков сапог ничего обнаружить так и не удалось. Может быть поиски продолжались и по сей день, но как это часто бывает с криминальными элементами, в один из чудесных весенних дней, во время пьяной драки с солдатами Османской империи, все подельники Себастьяна Мегре были перебиты суровыми турецкими парнями.

Друзья, многие могут подумать, что во всей этой загадочной истории можно было бы уже давно поставить одну большую и жирную точку, что и сделали, в свое время, не дальновидные турецкие чиновники. Но вскоре, произошло ряд событий, которые определили дальнейшую судьбу Пшадско-Папайской аномальной зоны.

Этой историей, находясь в далеком Тауэре, заинтересовался великий ученый современность Исаак Ньютон. Будучи смотрителем Королевского Монетного двора, Ньютон, очень ревностно относился ко всяким махинациям, связанных с Великой Перечеканкой. Когда до него дошли слухи о неудавшейся афере мистера Лиджера Скрупа и капера Джона Уильямса, ученый лично решил проверить их достоверность, отправившись инкогнито на побережье Северного Причерноморья. Сколько времени заняла эта поездка, история умалчивает, но то, что буквально через пару лет британские ученые занялись изучение Пшадско-Папайской аномальной зоны, наталкивает на мысли о связях легендарного ученого с Британским Географическим обществом и тайном договоре использовать силы и средства британской науки для дальнейшего поиска груза мистера Скрупа. На вопрос, является ли современное изучение Пшадско-Папайской аномальной зоны, банальным поиском сокровищ, Британское Географическое общество ответило глубоким молчанием, а на повторные вопросы перевело разговор о загадочных особенностях бухты Инал. Британские ученые намекнули, что Западный мыс бухты до сих пор обходят стороной, так как со времен «Хромой Каракатицы» он приобрел дурную славу. Так, за триста лет на его рифы была выброшена не одна сотня кораблей, начиная с рыбацких лодок и баркасов, заканчивая подлодками и сухогрузами. По всей видимости, причиной тому является «энергетический карман», время от времени вступающий в резонанс с подобной аномалией в районе горы Папай, что могут подтвердить неоднократные научные эксперименты. Это подтверждает один из последних опытов по резонированию, проведенный 7 ноября 2006 года, с турецким сухогрузом «Трансбора» - эксперимент прошел удачно и судно было выброшено на мель.

Photobucket

В дорожном дневнике царского картографа Сигизмунда Кузяева данная история не упоминается, как и аномалия бухты Инал, но это не говорит о том, что картограф не был осведомлен о событиях тех дней. Есть даже косвенное подтверждение, что Сигизмунд Кузяев непосредственно участвовал в этих событиях. Так в одной из приватных бесед Исаака Ньютона с графом Галифаксом, ученый рассказал о встречи с неким русским географом, после чего исчез из Лондона на два месяца, предположительно в Северном Причерноморье.
В какой-то степени, эта история открывает тайну пристального интереса Британского Географического общества к Пшадско-Папайской аномальной зоне, в очередной раз подтверждает возможность и умение царского картографа Сигизмунда Кузяева перемещаться в пространственно-временном континууме и порождает новые вопросы о сущности и интересах загадочного дедушки Апарамекса.
Как всегда, в завершении своего рассказа, хочу представить вашему вниманию несколько уникальных изображений. На гравюре, что стоит в самом начале моего повествования запечатлен Исаак Ньютон в момент проведения эксперимента по нахождению астрального следа утерянных сокровищ мистера Скрупа. Следующие два снимка хранятся в архивах Британского Географического общества и касаются «Инальского эксперимента» 1943 и 2007 годов, на которых запечатлена немецкая подлодка U-185 севшая на мель и в дальнейшем успешно уничтоженная на Западном мысе бухты Инал, а так же турецкий сухогруз «Трансбора» - последняя жертва удачного эксперимента британских ученых.

Tags: легенды и байки Малого Кавказа
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments