Валерий Люшков (strelec_new) wrote in adventure_guild,
Валерий Люшков
strelec_new
adventure_guild

МЕДВЕДИ И ЛЮДИ. (часть 3).


Администрация Кроноцкого заповедника на своем сайте бодро информирует общественность о том, что за последние годы отдел охраны заповедника нанес несокрушимый удар по браконьерству на подведомственных ему территориях. Наверное, создание такого имиджа важно, чтобы выцыганивать у различных спонсоров деньги «на охрану природы», но на деле всё, мягко говоря, не совсем так.
Не знаю, как уж там повернулся язык у нынешнего директора заповедника Тихона Шпиленка, но из его ответа на вопрос премьер-министра РФ о ситуации с браконьерством он ответил на камеру, что здесь в год гибнет до 600 (шестисот) медведей. А по предположениям специалистов в Южно-Камчатском заказнике количество медведей варьируется всего от шестисот до тысячи, в окрестностях Курильского озера - около двухсот-трехсот. Большую часть медведей браконьеры отстреливают весной, когда по снежному насту легко передвигаться на снегоходах. Часть убивают осенью, во время браконьерского икряного промысла. Ставят петли из стальных тросов на подходах к месту промысла, а потом расстреливают попавших в эти петли медведей, заинтересовавшихся выброшенной браконьерами потрошеной рыбой . О каком переломе ситуации с браконьерством может идти речь, если антибраконьерская группа из трех молодых парней в конце июня пошла в рейд с кордона в устье реки Озерной с одним гладкоствольным охотничьим ружьем? Два из трех этих государственных инспекторов шли бороться с профессиональным в этих местах браконьерством не только без оружия, но и не имея разрешения на ношение оного. О чем думал начальник охраны Кроноцкого заповедника Андрей Бородин, посылая их на такой риск, и как он будет смотреть в глаза их матерям, если эти ребята попадут в серьезный переплет, мне неведомо.Но я знаю совершенно точно, что крайне непорядочно эксплуатировать энтузиазм и тягу к приключениям молодых парней там, где делом должны заниматься серьезные, хорошо подготовленные и экипированные профессионалы. Надо понимать, это и есть одна из двух «оперативных групп», работающих на всей территории заповедника и заказника. Понятно, что такая группа может частично контролировать только «калитку», то есть единственную дорогу к заказнику, идущую вдоль реки со стороны поселка Озерной, отлавливая случайных, не занимающихся этим систематически браконьеров.

В то же время участковые инспектора двух имеющихся на озере кордонов в силу «служебных обязанностей» вынуждены заниматься обслуживанием туристов, а почти вся территория заказника, что не просматривается с кордонов визуально, остается практически беззащитной. За 2008-2009 год отделом охраны заповедника была задержана лишь одна группа браконьеров, промышлявших икрой, у которой изъято 384 килограмма икры нерки. Для тех, кто не в курсе и считает это достижением, скажу что лишь за одну ночь одна бригада браконьеров добывает тонну икры, вспоров для этого 20000 (двадцать тысяч) самок нерки.

Было бы наивно предполагать, что с такой охраной ситуация с браконьерством может серьёзно измениться. Похожая ситуация и с медведями. Один рейд, проведенный отделом охраны в Южно-Камчатском заказнике в мае 2010 года, не способен повлиять на ситуацию в целом. Медведей здесь убивали и продолжают убивать, чтобы вырезать у них желчь и отрубить им лапы.
 

Теперь о том, какую «медвежью услугу» оказывает медведям практикуемый топорно и дилетантски, с риском для жизни посетителей заказника, экологический туризм. С июня и по конец сентября заказник посещают так называемые организованные многодневные и однодневные группы туристов, привлеченные сюда возможностью наблюдения за медведями в дикой природе. Происходит это, в основном, через избранные туристические фирмы, тесно связанные экономическими интересами с администрацией заповедника. Доставка преимущественно вертолетная. Ради извлечения максимально возможной прибыли туристические фирмы стараются отправлять сюда вертолеты с туристами с полной загрузкой, а администрация Кроноцкого заповедника - выдать как можно больше соответственно оплачиваемых разрешений на посещение заказника. На двух инспекторских кордонах, существующих в Южно-Камчатском заказнике - по одному участковому инспектору; на них, кроме приема и сопровождения туристов, возложены обязанности по обеспечению соблюдения режима заказника и все работы по кордону.

По существующим в заповеднике служебным инструкциям, один инспектор имеет право сопровождать на территории заказника группу туристов (включая ответственного за группу от турфирмы и переводчика, если группа не русскоговорящая) в количестве не более десяти человек. Требования, прописанные в этих инструкциях, не взяты с потолка, они написаны кровью людей, пострадавших и погибших из-за неправильного поведения при встречах с медведями. Инспектор обязан контролировать ситуацию: вся группа постоянно должна находиться в поле его зрения. В этом году я все это испробовал на себе. Могу только предполагать, как и чем руководствуются директор заповедника Тихон Шпиленок и его заместитель по охране территории заповедника Андрей Бородин, подписывая разрешения на посещение заказника, но на месте это выглядит так. Конечно, существует график планируемого посещения кордона туристическими многодневными группами. Но в лучшем случае во время сеанса связи по рации инспектору могут сообщить, что к нему сегодня планируют вылететь туристы. В реальности о приближении вертолета с туристической группой инспектор часто узнает только тогда, когда тот уже заходит на посадку. И уже после посадки - что это за группа, сколько человек входит в ее состав, на сколько дней, и соответствует ли все указанное в выданном им разрешение на посещение заказника тому, что есть на самом деле. Часто не соответствует. Нередко одновременно или почти одновременно прибывает несколько вертолетов. Туристы рвутся смотреть обещанных им в рекламных проспектах туристических фирм медведей, но инспектору не разорваться, ибо их обычно вдвое больше, чем может сопровождать один инспектор. И тогда он вынужден или идти на нарушение инструкций по мерам безопасности, ставя под угрозу как жизнь туристов, так и свою, или терпеливо объяснять представителю туристической фирмы, почему невозможно идти к медведям группой, которая растянется на тропе на полсотни метров там, где зверь может оказаться за любым кустом.

Приходится пытаться найти взаимоприемлемый компромисс: разделить группу на две части и работать с ними от рассвета до заката.

Второй путь труден, нервозатратен, чреват недовольством со стороны администрации заповедника, представителя турфирмы и, как следствие, отсутствием «чаевых» от групп туристов, которые в итоге нередко в разы превышают официальный инспекторский заработок. Потому большинство работающих с туристами и «обеспечивающих безопасность» инспекторов идет по пути первому, нарушая все, что возможно, ради того, чтобы туристы остались довольны. Большинство из них и медведя-то видят впервые в жизни. Как их не инструктируй, как они поведут себя, если все пойдет «не по плану», никто не знает. И объяснения, что «всегда обходилось», в данном случае не выдерживают никакой критики. Все когда-то бывает в первый раз. В случае с медведями этот первый раз запросто может оказаться последним.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment