Валерий Люшков (strelec_new) wrote in adventure_guild,
Валерий Люшков
strelec_new
adventure_guild

МЕДВЕДИ И ЛЮДИ. (часть 4 )



Дикая природа, как бы мы к ней не относились, совсем не дружелюбна по отношению к человеку. Любое пренебрежение безопасностью здесь, рано или поздно, наказывается жёстко или жестоко. И это надо всегда принимать во внимание.
Особенно остро это понимаешь, путешествуя по диким местам в одиночку. Там, где помощи, в случае чего, ждать не от кого, где твоя жизнь стоит не больше, чем жизнь любого живого существа вокруг. Но, отправляясь в такое путешествие, я сознательно принимаю это условие, рискуя своей собственной жизнью и больше ничьей. И совсем иное дело, когда риску подвергаются жизни других людей, например, туристов, которые не в состоянии оценить степень опасности, которой их подвергают устроители туров среди медведей на никак не оборудованных тропах, на шатающейся, подгрызенной медведями смотровой вышке, или инспекторов - подчиненных, которые, так или иначе, зависимы от расположения начальства.
 Игорь Шпиленок, известный фотограф-анималист. http://shpilenok.livejournal.com/5191.html
Всё эти проблемы знакомы ему не понаслышке. В отличие от его сына, приехавшего в заповедник сразу на должность заместителя директора и быстро перескочившего в директорское кресло, Игорь несколько лет отработал в Кроноцком заповеднике рядовым инспектором. Познакомиться лично мне довелось с ним в середине августа, когда Игорь приезжал на несколько дней на мыс Травяной.

Первое, на что обратил внимание, - это его серьезный, «сканирующий» взгляд и немногословность настоящего таежника. Как водится, посидели, пообщались. Мыс Травяной - одно из его самых любимых мест в заповеднике, где он провел не одну зимовку. Песчаная коса в устье Хакыцина - его любимое место съемки медведей

. В отличие от меня, относящегося к фотосъемке без фанатизма, Игорь приехал с внушительным металлическим кофром аппаратуры. Каждое утро, чтобы не упустить утренний свет, он уходил снимать медведей. В этот раз Игорь покинул материк, чтобы провести зимовку на одном из дальних кордонов, разумеется, совмещая ее с любимым занятием. Но теперь, по его словам, не в качестве инспектора, а качестве волонтера. Сам Игорь не говорил об этом, но по некоторым признакам мне показалось, что отношения его с сыном, нынешним директором заповедника, не простые. В отличие от  пока поддающихся манипулированию молодых энтузиастов, которых набрали здесь в новую «команду», Игорь - из старой гвардии заповедника.
 

Я с большим уважением отношусь к его фототворчеству, высокие результаты в котором достигнуты терпеливым кропотливым трудом, помноженным на талант и свое видение. С его помощью, консультациями и деятельным участием получил здесь свои «золотые» снимки медведей и орланов Сергей Горшков.
Фотогруппа французов, когда я представил им его как известного фотографа-анималиста, поначалу отнеслась к этой информации с недоверием.

Обычный камуфляж и болотные сапоги. На первый взгляд больше похож на трудягу, чем на двукратного лауреата знаменитого международного фотоконкурса. Такой он и есть, только с искрою Божьей.
 

Познакомился и с его женой Лорой, обрусевшей за полтора десятка лет настолько, что если не знать, никогда не скажешь, что она американка.

В первой победе фотографии Игоря в номинации на конкурсе Wildlife Photographer of the Year в Лондоне есть и её участие. Именно Лора убедила Игоря поучаствовать, выбрав и отправив из его работ на конкурс снимок, который затем и стал лучшим в одной из номинаций.
 

Через несколько дней Игорь улетел на Камбальное озеро, обеспечивать охрану шведской группы любителей животных.
В одном из наших разговоров Игорь говорил и о «медвежьей услуге», оказываемой медведям заказника так называемым экологическим туризмом. Время, когда большинство здешних медведей спускается к озеру на рыбный пир, совпадает с туристическим сезоном. Люди прилетают посмотреть на медведей, медведи ежедневно видят людей, привыкают к ним и, не видя в них опасности, начинают вести себя более доверчиво.

В основном это молодые, растущие звери. Более взрослые, которым за десять лет, обычно более осторожны и скрытны. За время жизни им приходилось видеть и людей, несущих медведям смерть. Медведи же, привыкшие к безопасному соседству с людьми, при встрече с браконьерами почти наверняка станут их легкой добычей. Тем более, что этим зверям свойственно перемещаться на большие расстояния в поисках пищи, и им неведома граница заказника, до которой от южной части озера менее десяти километров. Думаю, тут к месту будет вспомнить «человека-медведя» Чарли Рассела, восемь лет жившего с весны до зимы в домике на Камбальном озере, воспитывавшего трех медвежат - сирот и мирно уживавшегося с окрестными медведями. Он укорял себя после того, как браконьеры за один день убили на Камбальном озере более двадцати не боявшихся людей медведей! Думаю, укоряет и до сих пор. Привыкшие видеть людей медведи, не воспринимающие нас как опасность – потенциально легкая добыча браконьеров. И это тоже цена, которую платит здешняя природа за бездумно организованный экологический туризм, деньги за который текут в карман владельцев избранных администрацией турфирм. И никому не удастся меня убедить, что интерес заправляющих в заповеднике, как в своей вотчине, только в прибыли от выдачи разрешений на посещение заповедника и заказника и оказания туристам платных услуг. В этом свете, они, конечно же, напрямую заинтересованы, чтобы в окрестностях Курильского озера медведи были. Что-то да сохранится.

Иначе иссякнет поток туристов. Что творится дальше, на всей остальной территории заказника им неведомо и, думаю, мало их интересует.

ссылка по теме: http://www.2r.ru/sections/smi/v_veter.asp

 

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments