jung_le (jung_le) wrote in adventure_guild,
jung_le
jung_le
adventure_guild

Дакар отдыхает - 2. По стопам Дарвина и Че Гевары.


Продолжение честной истории про то, как я кувырнул арендованную в Боливии машину, попал в заложники и выпутывался из этой непростой ситуации.

Убитый Прадик. Слева - Габриэла, героиня этого романа.

Заранее извинюсь перед читателями за малочисленность фотографий. Надеюсь, вы поймете меня правильно, я был не в том состоянии, чтобы в это время делать снимки для фоторепортажа.

Езда по боливийским грунтовым дорогам, которые не только имеют вид стиральной доски, но ещё и выступают над ландшафтом на метр - полтора и плюс к тому имеют выпуклое сечение со скатами ближе к краям – это как ходьба босиком по намыленному бревну. Самочувствие после соляного отеля было ни к черту, горнячка плющила не на шутку, глаза слипались после практически бессонной ночи, а я в помутненном сознании вёл неисправную машину по этой дороге…

Короче, чего я тут прибедняюсь – убил я Старпера…

Добил, чтоб не мучился. В какой-то момент не уследил за динамикой. Ковырялся в это время в опциях. Дунул порыв ветра (а ветра здесь такие же как в Патагонии, даже на дорогах предупреждающие знаки стоят), Старпер в это время прыгал на стиральной доске как мячик, потом он пошел вдруг боком (привод-то задний!), я попытался его приструнить, но было поздно. Уже на небольшой скорости он съехал с дороги, опрокинулся в кювет и с жалобным стоном пару раз кувырнулся.
Ну, надо сказать, я не первый раз в жизни кувыркаюсь в машине. Поэтому, как себя вести так, чтобы не было роковых последствий, знаю, научился на собственном горьком опыте.

Выбравшись из Старпера, я попытался взять себя в руки и оценить происшедшее. В такой ситуации всегда присутствует небольшой шок, который не только скрывает боль и раны, но и мешает трезво оценить ситуацию.

Итак, со страховкой рент а кара вроде всё в порядке, я просил полную и заплатил за неё тоже сполна. Паре тысячам долларов – это депозит, который я оставил рент а кару, - до свиданья, о них придется забыть… да, и мне говорили, что если будет какой-то страховой случай, мне незамедлительно дадут другую машину, на которой я смогу продолжить путешествие.

Первая проезжающая мимо машина остановилась, из неё высыпали зеваки, спросили, чем помочь. Я показал им номер телефона рент а кара и попросил связаться с ним и объяснить ситуацию. Сделав несколько звонков они сказали мне, что из Уюни ко мне сейчас выедет полицейская техничка, чтобы зафиксировать ДТП, а из рент а кара Ла-Паса сегодня выезжает и завтра приедет резервная машина, на которой я смогу поехать дальше. Вроде бы ничего не предвещало. Я вытащил шмотки из машины и стал ждать.

Минут через сорок приехала полицейская техничка. Полицейский осведомился, всё ли со мной в порядке, попросил у меня контракт с рент а каром и предложил подвезти до города. А у меня был другой выход? По приезду в город меня с вещами выгрузили прямо в полицейском участке, где я фактически провел весь остаток дня. Как я понял, они не совсем знали, что со мной делать. Сначала они повезли меня зачем-то в фискальную полицию, но те сказали, что я не их клиент, потом в какой-то полицейский модуль на окраине города, занимающийся автомобильными делами (что-то вроде нашего ГАИ), но там не нашлось офицера, который мог бы взять у меня интервью (по нашему протокол допроса), потом вернули в центральный полицейский участок, но там не было переводчика, а по-испански я знаю только штук 100 наиболее употребляемых в разговорной речи слов, что для протокольной терминологии было явно недостаточно. И только к позднему вечеру они наконец нашли офицера, который говорил и по-испански, и по-английски. В общем, только часам к 9 вечера, они закончили интервью, забрали до завтра у меня все документы и отвезли в лучший в городе отель стоимостью целых 20 долларов за ночь. На скорую руку обследовав синяки и ссадины, я улегся спать.

Утром в отель заявилась синьора Габриэла, маленькая 150 см роста тошнотно выглядящая коренастая и кривоногая туземка неопределенного возраста от 25 до 55 лет. Я бы дал ей не меньше полтинника (стоит слева на заглавной фотографии). Кстати, в Боливии я так и не увидел ни одной нормальной женщины. Только девочки и старушки. Кажется, стандартная цель в жизни любой боливийской девочки – как можно быстрее забеременеть, родить, нарастить жирную жопу и неизгладимые морщины. В сочетании с их коренастостью и приземистостью они уже в свои 25-30 выглядят настоящими бабульками.

Будучи адвокатом рент а кара, синьора Габриэла возглавляла приехавший в Уюни десант с местной братвой на двух машинах. Одну из них, как мне представлялось, она должна была передать мне для дальнейшего путешествия. Однако, выслушав мои пожелания, она деловито сказала, что перевернутая мною машина восстановлению не подлежит, её остаточная стоимость составляет не менее 25 тысяч долларов США, и другая машина будет мне предоставлена только после выплаты этой суммы. На мой вопрос о наличии страховки и внесенного депозита она ответила, что в действительности меня подписали не на полную страховку, а только на ущерб перед третьими лицами, поэтому мне всё равно придется платить.

Я не на шутку задумался. Платить всю сумму точно не входило в мои планы. Да и вообще это всё какая-то чушь. Ну да, полная чушь! Рент а кар сначала выдает мне неисправную машину, потом заменяет страховку, после чего предлагает заплатить ещё какие-то деньги, не предусмотренные контрактом. Очень напоминает обычную подставу.

Тем временем Габриэла привезла меня в полицейский модуль, где находились со вчерашнего вечера мои документы, о чем-то быстро поговорила с сержантом и сказала мне, что для урегулирования всех проблем ей нужно от меня ещё 200 долларов.
- Каких ещё проблем? – поинтересовался я.
- Это штраф за ДТП.

Предчувствуя во всём подставу, я позвонил Кате Гераскиной в Буэнос-Айрес (которая по моей просьбе бронировала машины в других странах), попросил её переговорить с Габриэлой и передать мне содержимое беседы. Габриэла как-то вяло отреагировала на мою идею, но трубку взяла и даже пробубнила что-то невнятное в ответ на Катины вопросы. Я отобрал у неё трубку и спросил Катю, что происходит.

- Ни в коем случае не давай ей ничего, никаких денег и документов! – взволнованно ответила Катя, - у неё в мыслях только снять с тебя как можно больше денег! Если будет совсем тяжело, связывайся с российским консулом в Боливии, я сейчас ему позвоню, расскажу в чем дело, а потом скину тебе СМСкой его номер телефона, хорошо?
- Хорошо, - ответил я и подумал, что не всё так печально в этом мире, как в этой конкретной Боливии.
И действительно, штраф стоил только 300 боливиано (примерно 40 долларов США).

Между тем, я увидел, как Габриэла, не дождавшись от меня денег, передала сержанту 700 боливиано (это такие у них местные деньги, за 1 доллар дают 7 боливиано), то есть 100 баксов и забрала у него мои документы.
- документы будут находиться у меня в качестве гарантии, пока мы не приедем в Ла-Пас и ты не заплатишь за разбитую машину, - сказала она, держа мой паспорт и права в своих руках.

Недолго думая, я выхватил у неё документы и сунут себе в карман.

Эта тварь сначала полезла за ними ко мне в карман, но, осознав явную разницу в весовых категориях, бросилась с верещанием к сержанту. Сержант тут же выскочил из кабинета, перекрыл мне выход и с угрозой в голосе потребовал отдать документы.
- Стоп! – Я вынул из кармана последний оставшийся у меня козырь, - я звоню российскому консулу в Боливии.
При слове «консул» они напряглись и застыли в ожидании. Я набрал номер консула.

Слава Богу, он оказался на месте. Вкратце объяснив ему, что происходит, я спросил, можно ли надеяться на его помощь. Молча выслушав мой запутанный рассказ, он попросил дать трубку Габриэле. Та стала голосисто напевать ему свою версию происходящего, после чего передала мне трубку обратно.

- Слушай, давай сделаем таким образом, - в интонациях консула явно сквозили сочувственные и доброжелательные нотки, - Вот сейчас ты на другом конце страны, и они могут делать там с тобой всё, что захотят. Не нарывайся. Надо чтобы ты любыми путями и способами как можно быстрее оказался в Ла-Пасе, здесь мы всё решим. Отдай ей сейчас документы, и вообще делай всё что они скажут, а то они тебе могут пришить неповиновение полиции и засадить в этой дыре минимум на пару месяцев. Ты к этому уже очень близок…. И потом, я договорюсь с Габриэлой, что она всю дорогу до Ла-Паса будет рядом с тобой и держать при себе твои документы.
- Но ведь она не имеет права держать у себя мои документы…
- Хочешь выпутаться из проблем в этой стране? Тогда послушай пожалуйста меня.

Ну что тут оставалось делать? Сидеть на боливийской зоне даже пару месяцев в мои планы абсолютно не входило.

Я под честное слово консула отдал документы Габриэле и пошел прогуляться по Уюни, пока её братва готовила для поездки (своим ходом, заметьте!) Старпера в Ла-Пас. Я между делом подошел к ним.
- Ну что, движок в порядке?
- Да, в полном! – отвечали работяги, выправляя вручную поехавшие стойки.
- Тойота – хорошая машина?
- Да, да, конечно!
- Чинить недолго придется?
- Недолго, недели две-три.
- А запчастей много покупать?
- Да нет, немного, вот только стекла придется покупать новые…

Ну что ж, вроде всё понятно. Не подлежащая восстановлению машина своим ходом проедет до Ла-Паса почти 800 км и через пару недель будет опять предлагаться в аренду. Хитрости боливийским инкам не занимать. Вот ещё бы ума им…

Несколько оставшихся часов до поездки я провел на местном рынке

На рынке свободно продаются листья коки.


А вообще-то рынок Уюни славится тем, что там продаются самые экзотические травы, которые используются в целительстве Калавайи.
 
где прикупил за 3 боливиано (50 центов) мешочек с листьями коки, и завернул в местную таверну подкрепиться перед дорогой, где меня по традиции попытались обсчитать.

Мешочек с листьями коки за 3 боливиано (50 центов).

Кстати, хочу вас заверить, ну и гадость эта кока! Не скажу про её полезное воздействие, но после трех зажеванных листочков у меня во рту воцарился такой штын, что я немедля побежал чистить зубы.

Наконец, к 4-м часам по полудню, караван из трех машин, включая Старпера, был готов к поездке.
- Тебе надо заплатить за бензин за все три машины до Ла-Паса, долларов 300, - произнесла Габриэла, когда мы подъехали к заправке.
- Мы так не договаривались, - ответил я, - и потом мне тут в Уюни нравится. Могу остаться и тут. Уюни… Как созвучно с унынием… Уныние в Уюни, вот судьба этого городишки.
Как выдумаете, что сделала Габриэла? – Начала звонить консулу.

Что-то протараторив, она передала мне трубку.
- Слушай, ты можешь поступать как хочешь, но бы тебе советовал сейчас заплатить за что угодно, лишь быстрее оказаться в Ла-Пасе, - голос консула звучал убеждающе, - к тому же платить тебе будет надо только за одну машину, на которой тебя повезут, я объяснил Габриэле, что она не права.
Ну, за одну машину, куда ни шло. Я решил, что коли эти суки отобрали с помощью взяток и местных уловок мои документы и тем самым превратили меня в заложники их неприкрытого шантажа, мало им не покажется. Даю слово, они меня запомнят надолго.

И лишь одна мысль не давала покоя. Не слишком ли я доверился нашему консулу? Часто сталкиваясь с нашими должностными и уполномоченными лицами, я не мог не сомневаться. А вдруг у него в Ла-Пасе не получится вернуть мне документы, что тогда? Прерванное в самом начале путешествие и полет в Россию со справкой вместо паспорта? Нет, такого продолжения мне явно не хотелось. Но, что будет, то будет, решил я и спокойно устроился на заднем сиденье той самой Тойоты Hi-Lux, которая, скорее всего и предполагалась изначально мне в аренду.

Между тем, смеркалось. Уже в полной темноте караван доехал до Оруро, города медных шахтеров, расположенного на высоте примерно 4100 метров.

Въезд в Оруро. Не очень-то доброжелательный монумент.
 
До Ла-Паса оставалось не более 400 верст. Остановились на заправке.
- Мы тут ночуем в машинах, - заявила мне Габриэла.
Спать мне не хотелось. Сказывалась разница в поясах. Да и горнячка душила не на шутку. Я решил немного порезвиться. Всё-таки Оруро – это уже другой город, не Уюни, где эти твари решили свои дела за взятки.
Я с уверенностью набрал 110. Это в Боливии типа 911 в США. Сказал, что требуется помощь, что у меня незаконно отняли документы и удерживают в заложниках. Минут через 20 приехала полиция.

Я со всем доступным мне артистизмом просил у полиции помощи (хотя просить у боливийской полиции помощи – это как у нашей милиции, разница невелика), Габриэла немного растерянно лопотала о каких-то гарантиях, я отвечал, что всё это неправда… Короче полицаи посадили меня и Габриэлу в свою машину и повезли куда-то среди ночи. Не знаю, куда бы мы приехали, если бы Габриэла в своём лопотании не упомянула пару раз консула. При его упоминании полицейские немного напряглись и повезли нас в туристическую полицию (есть в Боливии и такая полиция). Габриэла начала причитать и лопотать, что нам туда не надо. К её счастью, туристическая полиция ночью в Оруро не работала, и мы поехали в местный центральный полицейский участок.

У входа в участок я увидел, как Габриэла сунула деньги полицейскому. Он не торопясь положил их в свой карман и с ехидной улыбкой подошел ко мне.
- Видите ли, синьор, то что происходит между вами с Габриэлой – это не наше дело. У вас там спор, в который мы не будем вмешиваться. Решайте его сами, понятно, синьор? Давайте я лучше довезу вас куда-нибудь… Где вы собираетесь спать?
- В отеле, недолго думая, ответил я.
- О кей, в какой отель вас отвезти?
- В самый лучший.
- Поехали, а синьору мы отвезем обратно на заправку.
- Нет, я так не могу. Она при мне договорилась с консулом, что будет всё время вместе со мной и с моими документами.
- У меня нет денег на отель, - завопила Габриэла.
- А я не могу, как свинья, ночевать в машине на заправке, - невозмутимо настаивал я.

Меня подмывало сказать «как боливийская свинья», но я удержался, хотя и с трудом.

Видимо, упоминание консула, на полицейских всё же действовало отрезвляюще. Не в плане того, чтобы не брать взятки, а в плане того, чтобы не класть на меня окончательно и с прибором.
- Хорошо, поехали на центральную площадь, там много отелей, - решил полицейский.
Габриэле от этого решения как-то взгрустнулось. С причитаниями «О мама мия!» она полезла в полицейскую машину.

Через 15 минут мы оказались на центральной городской площади. Весь прикол оказался в том, что все до единого отели на центральной площади не работали. Какое-то жуткое зрелище – темные окна закрытых на решетки дверей и окон отелей, гулкое эхо проезжающих мимо автокорыт о каменную мостовую, толпы ночующих под тряпками прямо на мостовой местных бомжей и своры рыщущих по урнам и помойкам бездомных собак.

Габриэла попыталась было слинять на такси, но я одним взглядом дал ей понять, что лучше не стоит. Труба у неё сдохла, помощи ждать было неоткуда. Кончилось дело тем, что я остановил такси, впихнул туда Габриэлу и сказал таксисту, чтобы он вез нас в любой работающий отель.

От таксиста тошнотно разило кокой. Он уже нажевал её огромный комок, который держался за его левой щекой. Я приоткрыл окно машины.
- Не надо открывать, это здесь опасно, - взмолилась Габриэла, закрывая на замок все двери машины. И действительно, на следующем перекрестке я увидел пару молодых людей в масках, спокойно выбирающих остановившуюся жертву для нападения. О лежавшей в моем кармане котлеты в десятку баксов я старался просто не вспоминать. Проехав мимо злополучные места, мы остановились у каких-то дверей.
- это один хостел, который работает, - сказал таксист и постучал в крепкую дверь.

Через пару минут открылось рядом находящееся зарешеченное окно, в нем нарисовалась физиономия какого-то дедка, потом щелкнул засов и мы вошли внутрь.

Ночлег стоил 20 боливиано с человека. Это чуть меньше трех баксов.
- Хорошо, давай нам одноместный номер, решил я.
- Нет, синьор, так нельзя, вы должны заплатить за двоих.
- А я и плачу тебе за двоих, а номер беру одноместный, понятно?
Было видно, что ему ни хрена не понятно. Но, увидев деньги, он, немного колеблясь, всё-таки протянул мне ключ от одноместного номера.
Немного подталкивая Габриэлу, я вошел в номер, посмотрел в окошко (высоко, не сбежит, падла!), забаррикадировал своей кроватью выход и начал укладываться спать.

Очень подмывало накидать от души жестких дюлей этой Габриэле, отобрать у неё документы и свалить. Но я обещал консулу доехать до Ла-Паса по-хорошему. И потом: из этого Оруро ведь тоже совершенно некуда деться. Поезда не ходят, аэропорта нет, машины, и те на автостоп не останавливаются. Боливия, блять!
- Спи, сука, вот в том углу на полу, пока я добрый, - с недвусмысленной угрозой произнес я и быстро заснул, не обращая на её подвывания и причитания.

Следующее утро для меня началось с подвывания Габриэлы:
- Синьор, пора вставать, надо ехать в Ла-Пас.
Ну что ж. Против Ла-Паса я ничего не имею. Уже пора заканчивать эту трагикомедию, самому надоело.
- Покажи документы, сука! – сказал я, вставая с кровати.
- Они у меня не с собой, они в других машинах.
Вот тварь! Понимала, что может по голове ненароком получить, подстраховалась.
- А что консулу обещала? Всегда мои документы при себе держать? Обманываешь?
- Я сама тут в заложницах у тебя, нет у меня документов, хоть убей! – заверещала она.
Я знал, что она врет. Но не в этом дело. Главное, чтобы она не потеряла документы и довезла их до Ла-Паса.

Доехав до заправки, где в машинах спала её братва, я перед выездом в Ла-Пас потребовал показать мне мои документы и в дальнейшем держать их только при себе.
Она отказалась. Тогда я тихо вынул из двух машин ключи и объявил, что никуда не поедем, пока не увижу документы. Братва некоторое время решала, стоит ли применять физическую силу, потом как-то засомневалась (я показывал к этому полную свою готовность), а потом не нашла ничего лучшего, как сесть в третью машину и уехать. Я попытался сесть с ними, но один из них, самый бойкий, решил головой выпихнуть меня из машины. В какой-то момент его голова оказалась в моих руках. Как-то сразу вспомнились давнишние уроки – быстро задрать подбородок и резко повернуть… нет, трупы нам тут не нужны, мне хочется из этой Боливии нормально уехать… он ещё потом попытался выскочить на меня с кулаками, но свои же его быстро успокоили… вот дурачок, не понял, что я пожалел его… нет, скорее себя…

В общем, они таки уехали, оставив меня без документов в чужом городе чужой страны. Мне ничего не оставалось делать, как звонить опять в полицию. Это был шанс. Тем более, что и полиция уже должна была работать, и оснований у меня туда заявлять теперь хоть отбавляй.
Видимо, оценив ситуацию, они через пять минут вернулись. Из машины вылез один из её слесарей, он был мне более других симпатичен, поскольку походил скорее на метиса, чем на инка.
- Синьор, пожалуйста, отдайте ключи, и мы поедем в Ла-Пас, - попросил он.
- Не проблема, - ответил я, - покажите мне мои документы, и мы сразу едем.

Они понимали, что медлить нельзя, если приедет полиция, у них на этот раз могут возникнуть настоящие проблемы.
- Вот ваши документы, синьор! – через закрытое окошко машины водитель показывал мне мой паспорт и права.
- А теперь передайте их вашей Габриэле, и пусть она дальше сидит только в той машине, где еду я, понятно?
- Понятно, понятно, - и, несмотря на явное нежелание Габриэлы, они всучили ей мои документы и посадили её ко мне в машину.

Ехали мы гнусно медленно. По дороге Габриэла с водителем покупала в придорожных базарных лавках зловонные пирожки, что-то типа наших беляшей, и какое-то питьё. Знаете, как у них продается придорожное питьё? Хорошо, что не видели. Какая-то мутная жидкость разливается в обычные небольшие грязные полиэтиленовые пакетики, потом эти пакетики завязываются на обычный узелок, в него вставляется пластиковая трубочка, и это зелье прямо так продается. И, хотя я видал ещё не такое, при одном виде этой бебиды меня всякий раз неудержимо охватывал рвотный рефлекс.

Я заснял одну боливийку за поглощением этой жидкости из полиэтиленового пакетика. Как вы думаете, что она сделала, увидев, что я её фотографирую? - Повернулась ко мне своей толстой жопой!

По приезду в Ла-Пас нас уже ожидал в рент а каре наш консул вместе со своим адвокатом.

Окончание следует.


Tags: Боливия, Южная Америка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments