jung_le (jung_le) wrote in adventure_guild,
jung_le
jung_le
adventure_guild

Дакар отдыхает - 2. По стопам Дарвина и Че Гевары.


Окончание рассказа о том, как я кувырнул арендованную в Боливии машину, попал в заложники и с трудом выпутывался из этой ситуации.



Улицы центрального Ла-Паса.

разные уровни Ла-Паса

Консула звали Илья Сергеевич. Это был молодой парень, лет около 30. Я буду дальше называть его только по имени – отчеству. Не в угоду каким-то формальностям, а в знак признания и глубочайшего к нему уважения. Сначала он попросил меня ещё раз подробно рассказать о случившемся, адвокат за это время изучил контракт на аренду Старпера, а потом началась его партия.

Безукоризненно одетый, с идеальным классическим испанским. Когда он начинал говорить, начинался театр одного актера. Все замолкали. Тупые инки приоткрывали рты и смотрели на него, как кролики, смотрящие в пасть удаву.
Я преднамеренно не помещаю здесь ни одной фотографии Ильи Сергеевича. Я не считаю это корректным. Мой блог - это частная история, а у него - государственная служба. Там всякое бывает. Тут главное, как у врача  - не навредить. Кто хочет - найдет его  фотто по обычной ссылке: консул РФ в Боливии Нестеров Илья Сергеевич. Я нашел. Думаю. и вы тоже сможете.



Впрочем, после длинного монолога на испанском, он обратился ко мне по-русски.
- понимаете, тут такое дело… Они хотят, чтобы Вы заплатили им 20 тысяч долларов за ремонт машины. Они уже сделали оценку ущерба на фирменной тойотовской станции, впихнули туда всё что можно, там им с работой насчитали 25 тысяч. Они могут согласиться уменьшить только стоимость работ, получается двадцать.Я пожал плечами, давая понять, что думаю.
- А Вы сами-то как считаете, сколько стоит восстановить такую машину? – спросил меня консул.
- Это, смотря как восстанавливать. Если как они хотят, то в пятерку баксов точно уложатся, а если на Тойота-центре, то и четвертака не хватит. Это как ту телегу, можно и за неделю починить…
- Ну, и что будем делать?
Я недвусмысленно посмотрел на него. Говорить, что будем действовать строго по условиям контракта, как я уже понял, в этой стране было не принято.
- Я их понимаю, Илья Сергеевич, но давайте тогда обсудим и то, что они дали мне неисправную машину, что подменили страховку, что не дали машину для продолжения путешествия и вообще, что везли меня назад фактически как заложника. Это же настоящий шантаж! И потом они обещали отдать Вам мои документы…
- С документами погодите, это как раз не самое сложное, - оборвал меня консул, - дело в том, что если я сейчас буду настаивать на ваших аргументах, это будет уже судебный процесс. А у них есть шанс сейчас заявить в полицию и возбудить уголовное дело, чтобы не выпустить вас из страны.
- Ого! Уголовка? И на каких основаниях? – изумился я.
- Ну, есть в боливийском уголовном кодексе одна статья, которую можно притянуть за уши… Типа ехали слишком быстро, нанесли ущерб кому-то… не буду вас пугать, но за деньги здесь возможно многое. А Вы ещё собирались быть в Боливии несколько дней, не так ли?
- Нет, если дело только в этом, я могу прямо сейчас в аэропорт…
- Ну тогда легче. Правда, они могут возбудить дело и в Ваше отсутствие. А Вы потом сами сможете в этом убедиться, это очень просто. Заходите на сайт «Интерпол точка ком», там есть страничка «Боливия», находите своё имя… Потом запросят Вас на экстрадицию, будете первым русским, экстрадированным в Боливию, покажут по телевизору…
- Угу, Илья Сергеевич, шутка удалась. А у России с Боливией договор о правовой помощи подписан?
- Пока нет, наше предложение в здешний МИД мы закинули, но, видать, им это не особо нужно, так что ждем.
- Ну вот и хорошо. И мы ждем, - ответил я, - короче я согласен на процесс.
- Вы хорошо подумали? – Илья Сергеевич испытывающе посмотрел на меня.
- А что за проблемы?
- Да нет, так… это может здесь затянуться надолго. И с неизвестными последствиями. А компромисс – он и есть компромисс, раз, и забыли.
- Хороший получается компромисс с игрой в одни ворота. Пусть оценят нанесенный мне моральный вред. Вот лично я его оцениваю примерно в 50 тысяч долларов…
- Ладно, давайте тогда поговорим с нашим адвокатом. Рамиро, скажи, у нас есть шансы?
- Конечно, шансы всегда есть, - ответил адвокат, - хватит того, что договор и страховку подписывал наш клиент на испанском без перевода на русский, такие документы можно признать ничтожными. Впрочем, есть и другие варианты.

Я лихорадочно соображал, что делать. Даже если я всех пошлю и прямо сейчас уеду из этой страны, меня могут найти в Перу и Эквадоре, тоже не входящих в Меркосур, где (в Меркосуре) боливийская уголовная полиция попросту не котируется в связи со своей коррумпированностью. Совсем прямо сейчас валить с континента тоже не самый лучший вариант. В общем, дальше пошел самый настоящий экспромт.

- Давайте сделаем следующим образом, - начал я, - сегодня 31-е декабря, через два часа по российскому времени Новый Год. Хотелось бы оставить все неприятности в прошлом году.

Адвокат и консул понимающе кивнули и продолжали слушать.

- Так вот, сейчас я выступлю перед ними и признаю свой долг, причем абсолютно наплевать в каком размере. Торговаться с ними – жалко времени. Бумажку на испанском о компромиссном урегулировании проблем подпишу не глядя. Все равно платить не буду. А заодно скажу, что мне нужно время собрать необходимую сумму. Примерно месяц. За этот месяц я досыта нарезвлюсь на этом континенте и улечу к себе восвояси.А потом выяснится, что всё путешествие мне оплачивала фирма, она же выступит и терпилой по возмещению вреда. Только бумажка на испанском для нашего законодательства о валютном регулировании – ничто. Так что пусть приезжают к нам в Россию, в гости к моей фирме, подписывать бумаги на русском. Я им заодно культурную программу устрою, медведя показать в ближайший лес отвезу…

Максимум, что они смогут сделать – это через своего боливийского консула в Москве нанять адвоката, который будет меня о чем-то упрашивать. А там уже и время пройдет, боливийская уголовка совсем нереальной станет, да и не нужна она им будет – платить деньги полиции за возбуждение, если и без того понятно, что воздействия таким образом на меня не добьешься… А с московским адвокатом, даже если такой найдется, пообщаемся. И о том, что эта бумажка подписывалась под давлением, когда мои документы незаконно удерживались другой стороной, и о том, что я ничего не понимаю, что там написано, и о моих встречных претензиях…

Кстати, Илья Сергеевич, и всё же, как там с моими документами?
- С документами нет проблем, сейчас решим.

Театр одного актера был продолжен. Краем уха улавливая смысл слов на испанском, я понял, что Илья Сергеевич просто, как дважды два, объяснил инкам, что если документы не окажутся мгновенно у него, то не будет не только никаких договоренностей, он просто будет обязан выдать справку гражданину своей страны и отправить его на свою родину, разъяснив, что тот имеет право по прибытии обратиться в Интерпол с заявлением о похищении и удержании у него документов конкретными боливийскими гражданами. И мало им тогда не покажется.
Короче, через минуту документы были у меня в кармане.

Уф-ф-ф-фффффф……

Но это ещё не всё. Илья Сергеевич продолжал своё выступление.
- Дело в том, что наш подзащитный согласился возместить ущерб, нанесенный вашей компании…
На переговорном столе тут же появилась газированная вода и печенье.
- …но сейчас в России наступили праздники, и ближайшие 10 дней страна отдыхает. Потом нашему подзащитному необходимо вернуться в Россию, поскольку без его подписи невозможно сделать ни один банковский перевод… вы меня понимаете?
Инки жадно кивнули. Габриэла метнулась к компьютеру.

Сюжеты Ла-Паса.

- Сейчас она составит соглашение о компромиссе, - тихо сказал мне Илья Сергеевич, - я уже попросил Рамиро, чтобы он с ними поторговался и скинул одну-две тысячи долларов, чисто для приличия, чтобы всё выглядело правдоподобнее.
- О кей, с месяцем отсрочки – это то что мне нужно. Как раз успею добежать до канадской границы, - резюмировал я.
- Только не забудьте договориться с адвокатом о защите Ваших интересов, судя по Вашей авантюрности, он Вам здесь ещё понадобится.
- Согласен. Завтра же!
По мне – так лучше заплатить ещё немного адвокату, чем этим инкам.

Когда все формальности закончились, Илья Сергеевич любезно предложил довезти меня до отеля. Разговорились. Говорили о многом. Он попробовал немного скрасить моё негативное впечатление о стране. В его положении достаточно долго жить по долгу службы в другой стране и не любить её просто немыслимо. Есть, оказывается, и другие боливийцы, с кем приятно иметь дело и просто общаться.

Боливийки в Ла -Пасе.
 
Правда, с приходом к власти Моралеса многие из них начали подвергаться гонениям. В основном – совсем как у нас! – на них, как, например, на главу авиакомпании AeroSur, заводятся уголовные дела, и таким образом устраняются с политической арены потенциальные конкуренты. Я, естественно, не удержался от вопроса о его кредо и смысле его работы. Всё-таки моё дело было, мягко говоря, щекотливое…

- А знаете, мне просто нравится моя работа, - запросто ответил он, - наших соотечественников сюда не так много приезжает, с такими трудностями, как у вас, вообще единицы сталкиваются, а я считаю, что помогать вам – это моя работа и моё кредо, как лица, наделенного дипломатическим статусом. Нас же в Боливии с таким статусом всего трое – Посол, первый секретарь и я. Вот и кому с вами такими заниматься? – Только мне. Так что все, что я для вас сделал, я сделал с удовольствием и в рамках своих функций.

Было видно, что он говорил откровенно и удовлетворенно.
- Ну, тогда от всей души с Новым Годом Вас, - и я кивнул на часы в машине, показывающие ровно пять вечера. В Москве была полночь. Мы крепко пожали друг другу руки, и я пошел вынимать вещи из машины.
Хорошее начало года – это половина дела, вдруг подумалось мне.
- Кстати, Илья Сергеевич, совсем забыл, можно еще один вопрос напоследок?
- Давайте.
- Подскажете нормальный рент а кар в Ла-Пасе, где можно арендовать на пару-тройку дней машину?
Несколько секунд длилось неловкое молчание. Всё-таки Илья Сергеевич – настоящий дипломат!
- Хорошо, это тоже завтра решим. До завтра!
Утром мы все вместе встретились в офисе адвоката. В процессе общения адвокат всё время курил и пил кофе. Я всё-таки фигею от человеческих возможностей! На этой высоте и так кислорода практически нет, а он курит! Я пару раз от удушья выскакивал отдышаться в коридор, а ему ничего!

Когда дела с адвокатом были завершены, Илья Сергеевич любезно отвез меня в другой рент а кар. По дороге мы заехали ещё на одну боливийскою достопримечательность – Лунную долину.

Лунная долина.
 
Это такое специальное место в несколько гектаров, расположенное в долине города. То ли действительно мало нашего брата в Боливии, то ли ещё по какой причине, но у меня до сих пор не укладывается в голове такое внимательное его отношение к соотечественникам. Ещё раз снимаю перед ним шляпу и кланяюсь в ноги!

Нонсенс: выпал град, на улице + 27

 

Он один из тех, кто не дает окончательно уронить планку в отношении русских людей и их имиджа в этом мире. Я проехал в этот раз много стран, и мой кругозор решительно и качественно изменился. Я стал понимать роль и участь народов разных стран в формировании нынешнего мироустройства, их национальные перспективы эволюции и даже генетические возможности. У меня появилось понимание сущности и перспектив, в том числе, русского народа в этом мире. Кому интересно, могу поговорить об этом.

Но у всех народов есть отдельные люди, которые двигают мир и нашу цивилизацию вперед. И я это увидел, и я очень хочу надеяться и дальше, что Илья Сергеевич – один из них.


Tags: Боливия, Южная Америка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments